Эмиграция из РК: отток человеческого капитала

У эмиграции из Казахстана – конкретный возраст, этническая принадлежность и социальный статус, констатируют социологи. С точки зрения демографического анализа ситуацию нельзя назвать драматической – конечная численность населения страны остается неизменной. Тем не менее налицо потеря человеческого капитала, «утечка мозгов». Уезжают специалисты и молодые люди – профессионалы состоявшиеся и потенциальные. По каким причинам? Можно ли это исправить и нужно ли? Об этом 13 февраля в Алматы говорили на экспертном обсуждении аналитической группы «Кипр» «Эмиграция из РК: отток человеческого капитала».

В последнее время в СМИ, соцсетях и, в целом, в обществе активизировалась тема эмиграции и эмиграционных настроений казахстанцев. В современном глобальном мире мобильность граждан – данность. Такая же, как и конкуренция за людей с высокой квалификацией и интеллектуальным потенциалом государств, нацеленных на качественное развитие. Но для Казахстана с его и без того небольшим населением (в особенности по отношению к территории) отток граждан – серьезный вызов. Тем более учитывая качество тех, кто выезжает на ПМЖ. Кроме того, надо рассматривать и риски трудовой и образовательной миграции – молодежи в первую очередь. Для части молодых казахстанцев это одна из распространенных жизненных стратегий – сначала обучение за рубежом, затем трудоустройство и окончательный переезд, в том числе и родителей.

За последние 10 лет, по официальным данным, страну покинуло более 300 тысяч человек. С 2012 года наблюдается отрицательное сальдо миграции. Согласно данным, уезжают в основном представители славянских этносов. При этом подавляющее большинство эмигрантов, порядка 70%, – люди трудоспособного возраста. На первое место по количеству вышли эмигранты с высшим образованием. При этом характерно, что намерение переезда из страны связано не только с национальной принадлежностью потенциальных эмигрантов. Это означает, что страна лишается не просто своих граждан, но и вложенных в них ресурсов, а также социально-экономической отдачи от реализации их потенциала в будущем. Вслед за полезными ископаемыми и энергоресурсами страна бесплатно экспортирует конкурентоспособный и качественный человеческий капитал.

Потеря целой страты общества может иметь негативные последствия для экономического, социокультурного, политического и демографического развития страны в долгосрочной перспективе. К тому же, отъезд объясняется не только конкуренцией на рынках труда и родственными мотивами, но и формой протеста против коррупции, отсутствия социальных лифтов, роста националистических настроений, некачественной социальной инфраструктуры и административного давления на бизнес.

По словам Ирины ЧЕРНЫХ, главного научного сотрудника КИСИ при Президенте РК, при отходе от чисто демографических оценок к оценкам социально-культурным и социально-экономическим приходится констатировать существенное снижение качества человеческого капитала в Казахстане, одной из причин которого выступает «утечка мозгов», в том числе – молодых людей, продемонстрировавших свой профессионализм и таланты. Тревожной является и тенденция к увеличению молодежной миграции из Казахстана, когда, выезжая на учебу за рубеж, молодые люди остаются там на постоянное место жительства.

«Уровень эмиграционной мобильности лиц с высшим образованием достаточно высок – в 2017 году лица с высшим образованием (11 290 человек) составили 29,9% из общего числа выехавших из Казахстана, то есть почти каждый третий-четвертый эмигрант. Из общего числа въехавших в страну высшее образование имели 2 736 человек, или всего 17,5% (каждый шестой)».

Важный аспект эмиграции, отмечает Ирина Черных, в том, что текущие тенденции внешней миграции формируют реальные сложности и ограничения развития Казахстана, прежде всего с точки зрения его возможности выхода на эффективную реализацию программы третьей модернизации и повышения глобальной конкурентоспособности страны. Сложности и ограничения связаны прежде всего со снижением человеческого капитала за счет «утечки мозгов», а также роста экономических вложений страны в социализацию населения и подготовку квалифицированных и высококвалифицированных кадров.

Также необходимо иметь в виду, что лица, имеющие «отложенный миграционный потенциал» в меньшей степени склонны делать долгосрочные экономические и интеллектуальные вложения в страну пребывания (приобретение недвижимости, открытие собственного бизнеса, изучение государственного языка, проявление созидательной социальной активности), поскольку предполагают сохранение повышенной мобильности на случай резкого ухудшения ситуации в стране.

Основные факторы, определяющие в целом миграционные настроения и поведенческие модели населения Казахстана в целом, в том числе и молодежи, следующие:

— ухудшение социально-экономической ситуации в стране;

— психологический дискомфорт, определяемый языковым вопросом;

— неуверенность в стабильности политической ситуации, определяемая ожиданием транзита власти;

— активная политика ряда соседних стран по привлечению мигрантов;

— относительная «слабость» казахстанского гражданства.

В развитых странах, по словам Ирины Черных, акцент сегодня делается не на создание каких-то специальных условий для национальных кадров, а на привлечение высококвалифицированных или перспективных людей со всего мира. При этом рассматривается как их привлечение на постоянной основе (с предоставлением гражданства), так и временной (вид на жительство). Особым направлением является привлечение иностранных студентов с перспективой последующего трудоустройства.

По данным социолога, координатора проектов Общественного фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Ольги СИМАКОВОЙ, результаты опросов населения страны свидетельствуют о низком миграционном потенциале казахстанцев. Устойчивое большинство участников опросов на вопрос о том, хотели бы они переехать в другое место (город/село, область, страну) отвечают отрицательно.

«Процессы перемещения населения, – отмечает специалист, – происходят не в ущерб самому важному демографическому показателю – конечной численности населения. Но возникает вопрос: тот ли это показатель? На какой показатель надо ориентироваться, чтобы делать выводы относительно рисков эмиграции? Тревожный индикатор благополучия общества – то, что каждый третий из тех, кто хотел бы эмигрировать из страны, испытывает неуверенность и беспокойство о будущем своей семьи».

Политолог, член Общественного совета Алматы Марат ШИБУТОВ приводит еще один фактор, влияющий на ситуацию: «Казахстан ранее считался рынком трудовой миграции, и это было оправдано до определенного времени, пока шел бурный экономический рост. Однако после кризиса 2008 года происходит процесс трансформации рынка труда: идет снижение прироста рабочих мест, образуется единый рынок труда ЕЭП, безвизовый выезд в Южную Корею приводит к 12 тысяч нелегальных работников в этой стране».

Таким образом, по мнению Марата Шибутова, формируется трудовая эмиграция из Казахстана – легальная в страны ЕАЭС, нелегальная в другие страны. Она достигает более 100 тысяч человек и видна по денежным переводам физических лиц в Казахстан.

«Однако наша система учета трудовых отношений не учитывает этих людей и пока нет осмысления того, что они приносят Казахстану».

Эксперты констатируют: эмиграция и эмиграционные настроения наглядно подтверждают явный диссонанс в государственной политике и управлении. Приоритетной задачей государства и власти декларируются повышение качества человеческого капитала, модернизация общества, экономики и промышленности, развитие инновационных и высокотехнологичных производств и сервисов, вхождение в число наиболее развитых и конкурентоспособных стран мира. Но при этом реальных мер по сохранению важной части человеческого капитала страны не предпринимается. Нет предметной государственной политики и программы сокращения эмиграции, нет методологии и данных, какие конкретные экономические потери несет страна.

В каждого выезжающего инвестированы значительные ресурсы – в здравоохранение, образование, профессионализацию, безопасность и т.д., Кроме того, каждый эмигрант экономически активного возраста имеет значительный экономический потенциал как работник, потребитель, плательщик налогов и т.д. В сумме все это складывается в значительные финансовые показатели.

Руководитель АГ «Кипр» Ерлан СМАЙЛОВ приводит в пример данные российского исследования: экономические потери от эмиграции в 2000-2017 гг. стоили РФ более 27 трлн руб («Оценка потерь российской экономики от миграции населения в другие страны», Финансовый университет, Москва). А по данным исследования McKinsey Global Institute (MGI), международные мигранты (свыше 90% из них переехали по экономическим причинам) составляют всего 3,4% от населения мира, однако их вклад в глобальный ВВП достигает порядка 10%. Они достигают высокой эффективности своего труда, и как результат это приводит ко многим экономическим выгодам.

В 2015 году благодаря мигрантам мировой ВВП увеличился примерно на $6,7 трлн. По данным MGI, в 2015 году вклад иммигрантов в ВВП США составил около $2 трлн, в Германии – $550 млрд, в Великобритании – $390 млрд, в Австралии – $330 млрд, в Канаде – $320 млрд. Глобальный мир – как сообщающиеся сосуды: если где-то прибыло, то откуда-то убыло. Пока получается, что у нас только убывает.

Очевидно, что сегодня, подчеркивает Ерлан Смайлов, работа по сокращению эмиграции и эмиграционных настроений, действенные системные меры, направленные на сохранение культурного, интеллектуального, профессионального потенциала в стране должны стать одним из векторов социально-экономической государственной политики.

Презентации спикеров:

Ирина Черных. «Миграционные настроения молодых казахстанцев»

Марат Шибутов. «Трудовая эмиграция»

Ольга Симакова. «Эмиграция из РК: так ли страшен черт, как его малюют?»

###

Аудиозапись экспертного обсуждения

Все фотографии (48 мб, .zip)

Полная стенограмма экспертного обсуждения

###

По всем вопросам обращайтесь: Алмас Садыков, +7 701 6136622, 6136622@gmail.com

FacebookVKGoogle+