Потребление в РК: оптимистичная статистика или сигналы SOS?

Потребление как индикатор издавна является важной частью знаний об обществе, отражая его социально-экономическое состояние и установки. Анализируя этот показатель, социологи, экономисты, политологи и маркетологи имеют возможность понимать настроения социума сегодня и строить прогнозы на завтра.  Важно это понимание и для органов государственной власти, ответственной за реализацию социальной и экономической политики в стране. Важно также для предпринимателей и бизнеса. В данном контексте интересным представляется тема потребления или, как пишут отечественные исследователи, недопотребления в нашей стране.

На изображении может находиться: 3 человека, люди сидят, стол и в помещении

Как отметил руководитель аналитической группы «Кипр», модератор Ерлан Смайлов, тема была выбрана как «поисковая». «Мы видим, что картина потребления в стране высвечивает те аспекты, которые мало освещаются в официальных выступлениях, отчетах, в СМИ. Мы видим, что освещаются отдельные детали, такие, как рост заработных плат, социальное самочувствие, количество кредитов и т.д., но не картина в целом со всеми причинно-следственными связями и общим значением складывающейся ситуации для страны сейчас и в будущем. Поэтому мы совместно с онлайн-площадкой Ekonomist.kz при поддержке Фонда Сорос-Казахстан решили предпринять попытку восполнить этот пробел и показать, проанализировать ситуацию в целом».

На изображении может находиться: 2 человека, люди сидят и в помещении

Первым слово было предоставлено Гульжан Дауренбековой, главному эксперту Управления статистики труда и уровня жизни Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК (модератор выразил министерству отдельную благодарность за открытость и участие его представителей в публичных дискуссиях). Первый спикер представил актуальную статистику по теме, в том числе результаты выборочного обследования домашних хозяйств по оценке уровня жизни населения, которое проводится во всех областях республики, в городах Астана, Алматы и Шымкент, и охватывает 12000 домашних хозяйств.

По данным представителя Комстата, структура потребительских расходов населения в период с 2001 по 2018 год выглядит следующим образом. На продовольственные товары в 2001 году пришлось 54,4% всех расходов, минимум пришелся на 2006-2007 годы (41,7-41,6%), далее доля этой категории росла, составив 50,3% в 2017 году и 52,2% в 2018 году. На непродовольственные товары 17 лет назад пришлось 24,4% расходов населения, доля этой категории выросла до 32,2% в 2006 году, далее происходили сокращения и увеличения, в 2018 году показатель зафиксирован на уровне 25,3%. Доля платных услуг также осталась на сравнительно одинаковом уровне: 21,2% в 2001 году и 22,5% в прошлом году.

В приведенных цифрах обратили на себя внимание заметно низкие доли расходов на образование и здравоохранение. На образование пришлось 2,3% расходов в 2001 году, небольшой рост произошел в 2006-2008 годах (4,3 – 4%), сократившись в 2018 году до 2,1%. Еще меньше доля здравоохранения, которая за 17 лет не достигла планки в 2%: в 2001 году доля расходов в этой категории составила 0,8%, с 2007 года поднималась с 1,1% до 1,9% в 2017 году, в 2018 году остановилась на отметке 1,8%.

В структуре потребительских расходов домашних хозяйств по основным группам доля продовольственных товаров выросла с 49,9% в 2000 году до 52,2% в 2018 году; доля непродовольственных товаров за 18 лет немного сократилась – с 26% до 25,3%, так же, как и доля платных услуг – с 24,1% до 22,5%.

Также Гульжан Дауренбекова привела сравнительные данные ЕЭК по странам ЕАЭС (по данным выборочных обследований домашних хозяйств; в процентах к итогу) за период 2013-2018 гг. По оценке ЕЭК, за пять лет доля расходов на продукты питания и безалкогольные напитки: сократилась в Армении (с 46,2 до 39,5%), Беларуси (с 37,7 до 36,3%), Кыргызстане (с 54,6 до 48,2%), а выросла в России (с 27,7% до 30,2%) и в Казахстане (с 41,9 до 47,6%). При этом в странах ЕАЭС доля затрат на здравоохранение и образование также выглядит незначительной. Как менялась доля здравоохранения за пять лет: в Армении с 7,8% в 2013 году до  10,4% в 2018 году; в Беларуси – с 3,8 до 4,7%; Казахстан – с 2,7 до 3,1%; Кыргызстан – с 1,8 до 0,8%; Россия – с 3,6 до 3,7%. Картина по образованию: Армения показала рост с 1,4 до 2,7%; Беларусь – с 1,5 до 1,6%; Казахстан – сокращение с 2,5 до 1,7%; Кыргызстан – снижение с 1,8 до 0,8%; Россия – также снижение с 1% до 0,8%.

Спикеры, выступавшие далее, оперировали в основном теми же цифрами официальной статистики, дополнив их данными других исследований и организаций, а также оценками и рекомендациями.

На изображении может находиться: 1 человек, сидит, напиток и в помещении

«Совокупный доход большинства казахстанских семей составляет от 50 до 200 тысяч тенге, при среднем размере семьи 4,2 человек. В 2017 году в каждой четвертой казахстанской семье среднедушевые доходы составляли менее одного прожиточного минимума. Уровень дохода коррелирует с уровнем образования и местом проживания. Чем хуже уровень образования, тем ниже доход. Сельчане в среднем беднее горожан, — отметила Камила Ковязина, эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого Президента РК. — Большинство казахстанцев тратят на еду большую часть своего дохода. Только 11,3% опрошенных отмечают, что на продукты питания у них уходит меньше четверти дохода. 45% респондентов – тратят от четверти до половины, 43,5% — больше половины и даже весь свой доход».

Спикер добавила, что 58% респондентов живет от зарплаты до зарплаты, поэтому уровень жизни напрямую зависит от наличия работы. В целом, с 2017 года возможности к накоплению у населения сократились, казахстанцы стали занимать (44% — в случае непредвиденных расходов), в основном обращаясь за потребительскими кредитами или микрозаймами. В этой ситуации казахстанцы стараются экономить – с 2017 года доля людей, живущих в режиме жесткой экономии, выросла на 9%.

Что это означает?

Камила Ковязина обрисовала значение каждого из значимых аспектов:

«Каждая третья семья экономит на питании, что фактически означает неполноценный рацион. И если для взрослого человека это имеет меньше рисков, то на детей и подростков это может иметь жизненно важный эффект. Качество питания влияет не только на физическое, но и на интеллектуальное развитие, оно влияет на здоровье человека и, соответственно – его расходы на медицинские услуги и лекарства, в будущем.

Из-за низкого уровня дохода и высоких расходов (в первую очередь, на продукты питания) казахстанцы лишены возможности совершать накопления, более того часть из них была вынуждена влезть в долги. Это приводит к тому, что казахстанцы не готовы к потрясениям, они крайне уязвимы перед ожидающейся глобальной рецессией и соответственным ухудшением экономической ситуации в стране.

Заработная плата является основным источником дохода для казахстанцев, соответственно – для многих потеря работы, сокращение могут значительно снизить уровень жизни, привести к личному банкротству. Это может иметь значительный негативный эффект в случае высвобождения большого количества рабочих мест на промышленных предприятий, и соответственно – это важно иметь в виду. Возможно, стоит пересмотреть механизм и размеры социальных выплат по утере работы.

В условиях снижения своей покупательной способности казахстанцы вынуждены искать дополнительные источники доходов. Чаще всего таким источником становится не подработка, а кредиты в банках или микрокредитных организациях. Стремление решить свои текущие проблемы таким способом приводит к ухудшению финансовых возможностей в будущем. Во-первых, за счет ежемесячных выплат, во-вторых, из-за необходимости платить большие суммы вознаграждения (беззалоговые потребительские кредиты имеют самые высокие ставки, а у некоторых агрессивно работающих – они еще выше из-за большой доли плохих кредитов и высокого риска невозврата). Таким образом, казахстанцы вгоняют себя в финансовую кабалу.

Большинство казахстанцев не имеет возможность проводить отпуск вне дома хотя бы раз в год и встречаться со своими друзьями в ресторане или кафе. Рутина простого казахстанца представляет собой только трудовую деятельность и общение с домашними. Проведение свободного времени сводится к просмотру телевизора. Таким образом, проведение тоев и хождение в гости к кому-то – это одна из немногих возможностей разнообразить свою жизнь. Подобная ситуация значительно снижает не только уровень жизни казахстанцев, но и снижает их креативный потенциал. Отсутствие совместно проводимого культурного досуга также негативно влияет на развитие детей, закладывает в них установки на пассивность».

На изображении может находиться: 2 человека, люди сидят

В части здоровья населения выводы Камилы Ковязиной поддержала Батжан Акмолдина, директор Центра исследований социально-демографического развития Института экономических исследований.

«Рост затрат на продовольствие и в целом высокая доля затрат на питание в расходах домохозяйств в Республике Казахстан все равно не обеспечивает качественное полноценное питание. Об этом свидетельствует статистика по распространенности анемии среди беременных и среди детей, ведь анемия в основном возникает на фоне недостаточно сбалансированного питания (недостаток белков и железа в питании). От 20 до 58% беременным в регионах РК в 2016-2018 годах ставили анемию. Каждый десятый ребенок в Мангистауской, Туркестанской и Кызылординской областях и в городе Шымкент имеет диагноз анемия. То есть рост расходов на питание в домохозяйствах не означает качественного улучшения рациона казахстанцев, речь больше о росте цен на продовольственные товары и отставание роста номинальных доходов от инфляции», — подчеркнула Акмолдина.

На изображении может находиться: 1 человек, очки и в помещении

Сергей Домнин, главный редактор делового журнала «Эксперт Казахстан», редактор Ekonomist.kz, обратил внимание на причину формирования такой структуры потребления.

«Ответ на этот вопрос могут дать сведения о доходах казахстанцев. Рост реальных доходов населения составил по итогам янв.-сент. 2019 года составил 6,4%. Однако реальные ходы населения не росли устойчиво – в последние 10 лет мы наблюдали два года снижения реальных доходов и еще 4 года низкого роста доходов (ниже 5%). Доходы распределяются по экономике неравномерно: разрыв между медианной и средней заработной платой почти двукратный. Чуть менее 30% экономики находится в тени, в неформальном секторе заняты около 16% рабочей силы, — привел данные спикер. — Показательно, что в структуре денежных доходов населения предельно снизилась доля заработной платы на 7,8 п.п. – до 62,4%. Доля доходов от предпринимательской деятельности на 0,9 п.п. – до 10,4%. Доля пенсий выросла на 8,3 п.п. – до 15,8%».

«Показательно, как сильно меняется структура населения по доходам при росте количества детей в семье. Около 90% семей, в которых 4 и более детей находятся на пороге или ниже уровня бедности. В условиях нынешнего уровня благосостояния многодетность – фактор бедности», — добавил Домнин.

Проанализировав меры государственной политики и ее «узкие места», Сергей Домнин озвучил тезис: «Рост реальных доходов не приводит к повышению уровня благосостояния населения. В дальнейшем это спровоцирует рост бедности и усиление неравенства. Необходимы кардинальные изменения государственной политики в сфере антимонопольного регулирования и защиты конкуренции».

Спикер поделился прогнозом о дальнейшем развитии ситуации: номинальный рост доходов сохранится на уровне 2019 года или будет выше; произойдет индексация пенсий (инфляция +2%) и пособий (на 30% для некоторых категорий); повысится зарплата учителей средних школ на 25%, заработная плата медицинского персонала (врачей – на 30%, медсестер – на 25%); наблюдаются предпосылки для роста потребительских цен на продовольствие, услуги ЖКХ, топливо.

«Складываются условия для замедления темпов роста реальных доходов населения. Чтобы поддержать текущий уровень потребления, домохозяйствам придется тратить запасы. Это означает, что произойдет дальнейшее снижение уровня сбережений. Это приведет к росту спроса на потребительские кредиты. В последние 12 месяцев (на сентябрь 2019 года) портфель потребительских кредитов вырос на 22,6% – до 3,9 трлн тенге. Кредитную активность будет тормозить запрет на займы, распространяющийся на физлиц с низкими доходами. Поддержать бюджеты этой группы населения должны социальные выплаты и рост номинальной заработной платы», — сказал Сергей Домнин.

Спикер озвучил ряд рекомендаций на краткосрочную и долгосрочную перспективы.

«Антиинфляционная политика. Необходимо повысить эффективность товарных интервенций, а также обеспечить максимальную прозрачность цен. Важно расширять масштаб применения модели оптово-распределительных центров, создаваемых на средства частного бизнеса. Фактически это модель товарных интервенций, но без прямого государственного участия.

Антимонопольная политика. Борьба с монополиями и сговорами оптовиков и производителей. Для этого необходимо сделать независимым антимонопольный орган и обеспечить его достаточными для регулярных расследований ресурсами.

Защита доходов населения. В 2015 году Нацбанк пошел на компенсацию владельцев наиболее маленьких депозитов. В итоге удалось избежать оттока вкладов и перетекания этих средств в потребление, что дало бы дополнительный импульс инфляции. Повышение ставок по безотзывным депозитам создаст стимулы сберегать, а не тратить», — поделился мнением Домнин о мерах, необходимых в ближайшее время.

На более долгий срок, по мнению спикера, нужно рассмотреть следующие шаги:

«Инфляционное таргетирование. Необходимо продолжать политику инфляционного таргетирования, повышая эффективность управления инфляцией через процентный канал. После завершения AQR и завершения перехода на новую модель регулирования банковского сектора произойдет восстановление кредитования частного сектора эта проблема будет решена. При этом необходимо делать максимально доступными механизмы хеджирования валютных рисков.

Промышленная политика. Создание новых производств и повышение производительности труда решит проблему насыщения внутреннего рынка, так и обеспечит устойчивый рост доходов населения. Для этого необходимо исключить конкуренцию госпрограмм, предлагающих низкие ставки кредитования, внедрить жесткую экспортную дисциплину.

Снижение доли государственного участия в экономике за счет кардинального сокращения количества видов деятельности, которыми могут заниматься государственные и квазигосударственные компании. Правило “желтых страниц” должно заработать в полную силу».

На изображении может находиться: 1 человек, сидит, очки, стол и в помещении

Завершая обсуждение, руководитель аналитической группы «Кипр», модератор Ерлан Смайлов, отметил, что анализ потребления показывает – значительная доля казахстанцев является не неким средним классом, стабильным, обеспеченным и не нуждающимся в поддержке, а вполне может быть отнесена к работающей бедности, доходов которой едва хватает для того, чтобы покрывать текущие нужды и не влезать в долги, которыми отягощена другая, еще менее обеспеченная часть граждан (по оценкам, около 20%).

«В таком состоянии население едва ли может рассматриваться как устойчивый партнер государства в его проектах модернизации. Например, в рамках госпрограммы развития массового предпринимательства население с подобными потребительскими характеристиками, как видится, не может обеспечивать платежеспособный спрос на разнообразные товары и услуги, поскольку уже экономит практически на всем – от питания до лечения. Налицо риск воспроизводства поколенческой бедности и существенного снижения качества человеческого капитала. Видится, что подобное положение дел ставит вопрос о пересмотре акцентов государственной политики, сконцентрированной сегодня на уязвимых слоях населения, что важно, но при этом считающей работающих граждан вполне обеспеченной и стабильной стратой общества. Но на практике именно на эту часть населения необходимо обратить пристальное внимание государственным органам и неправительственному сектору. Например, кратно повысить качество и доступность бесплатной социальной инфраструктуры в здравоохранении, образовании, детском и взрослом культурно-спортивном досуге и т.д.», — резюмировал модератор.

На изображении может находиться: 2 человека, люди сидят, борода, стол и в помещении

На изображении может находиться: 3 человека, люди сидят и в помещении

На изображении может находиться: 3 человека, люди сидят, стол и в помещении

На изображении может находиться: 3 человека, люди сидят

На изображении может находиться: 3 человека, люди сидят и в помещении

На изображении может находиться: 1 человек, сидит, стол, напиток и в помещении

На изображении может находиться: 3 человека, стол и в помещении

Скачать пресс-релиз

Скачать стенограмму экспертного обсуждения

Презентации спикеров:

С.Домнин. Экономическое измерение проблем потребления и “узкие места” госполитики

К.Ковязина. Особенности потребления и финансового поведения казахстанцев

Скачать тезисы презентации К.Ковязиной

Г.Дауренбекова. Данные потребления в статистике уровня жизни по результатам выборочного обследования домашних хозяйств

FacebookVKGoogle+