Закредитованность казахстанцев

Закредитованность казахстанцев – одна из наиболее обсуждаемых тем 2019 и наступившего 2020 года. Ее обсуждали в СМИ и социальных сетях, в Парламенте и правительстве, в Национальном банке и финансовых организациях, в сообществах по защите прав заемщиков. Безусловно, тема кредитования и денег вообще – одна из самых значимых для каждого отдельно взятого жителя страны, общества и государства в целом. И, как видится, этот сложный многокомпонентный вопрос требует объективной общественной дискуссии, системного рационального анализа с учетом всех факторов и выработки подходов, отвечающих долгосрочным интересам населения, финансового сектора и государства.

С этой целью аналитическая группа «Кипр», онлайн-площадка Ekonomist.kz при поддержке Фонда Сорос-Казахстан инициировали экспертную дискуссию.

Начиная обсуждение, руководитель аналитической группы «Кипр», модератор Ерлан Смайлов обрисовал контуры темы. Он обратил внимание на то, что беззалоговое потребительское кредитование в Казахстане в последние годы активно росло, вместе с тем возросло и количество связанных с этим проблем, в первую очередь, в виде значительного числа заемщиков, не имеющих возможности обслуживать свои кредитные обязательства, накопивших штрафы и пени из-за просрочки платежей. Модератор отметил, что государством многое сделано (были ужесточены требования к заемщикам, финансовым организациям и процедуре кредитования: с начала 2020 года введен запрет на предоставление займа гражданам с доходом ниже прожиточного минимума, реализуемый через расчет коэффициента долговой нагрузки заемщика; введен запрет на начисление неустойки, комиссий и иных платежей по всем беззалоговым потребительским займам (микрокредитам) физических лиц с просроченной задолженностью свыше 90 дней и другие меры; была проведено списание задолженностей как малоимущих граждан, так и рядовых заемщиков), однако ряд проблем сохраняет свою актуальность.

«Отметим, в дискуссиях о закредитованности населения присутствует много популизма, фокус внимания сконцентрирован на самой закредитованности и защите от роста долговой нагрузки, но за рамками остается важный вопрос обеспечения финансовой доступности – доступа к кредитным ресурсам для населения. Видится, что вопрос закредитованности населения должен решаться комплексно, в связке с вопросами обеспечения финансовой доступности для граждан страны», — обозначил фокус дискуссии модератор.

Обсуждение началось с отраслевой статистики, которую представила Асем Нургалиева, исполнительный директор Первого кредитного бюро (ПКБ). Спикер обрисовала так называемую кредитную воронку, приведя следующие цифры. Всего в базе Бюро насчитывается 55,6 млн кредитных контрактов. Из 9,23 млн человек экономически активного населения страны заемщиками с кредитами является 7,46 млн человек, еще 1,77 млн человек – «кредитные девственники».

Асем Нургалиева на основе сравнительных данных 2018 года к 2019 году показала, как выглядели наиболее активные точки роста на кредитном рынке: розничные кредиты (приросли на 22% или 1,4 трлн тенге) и достигли суммы в 7,4 трлн. тенге, МФО классические и МФО-онлайн (39% и 50,5% или 290,6 млрд тенге и 84 млрд тенге соответственно).

В сфере беззалогового потребительского кредитования 80% заемщиков, по данным ПКБ, имеют задолженность около 300 тысяч тенге. При этом средняя задолженность ниже двух среднемесячных зарплат (среднемесячная зарплата – 204 тыс. тенге в 2020 году), отметила Асем Нургалиева. 44% кредитов выдается с залогом, добавила она.

Завершая свое выступление, исполнительный директор ПКБ обратила внимание, что индивидуальные предприниматели (ИП) нередко берут займы как розничные клиенты. 133,4 тысячи ИП имеют кредиты, чуть более половины – 76 тысяч ИП – берут кредиты как розничные клиенты, сообщила г-жа Нургалиева, уточнив, что средний чек составляет 2,4 млн тенге.

С погружения в цифры и факты начала и Ирина Кушнарева, первый заместитель председателя Совета Ассоциации финансистов Казахстана (АФК).

«Несмотря на устоявшее мнение о высоком уровне закредитованности населения Казахстана, дискуссии на эту тему, как правило, не содержат какие-либо подтверждающие данные и достаточно обоснованные аргументы, не связанные с общим эмоциональным восприятием. Для практической оценки ситуации необходимо проанализировать имеющиеся статистические данные, которые находятся в открытом доступе и на интернет ресурсе Национального Банка РК, и Комитета по статистике», — сказала г-жа Кушнарева.

«Для определения устойчивой тенденции оптимально проанализировать статистику с 2000 года как по кредитованию населения, так и показателям номинальных денежных доходов населения и расходов домохозяйств.

Для сравнения: требования банков к домашним хозяйствам с 01.01.2000 выросли с 15,3 млрд тенге до 6,8 трлн тенге на декабрь 2019, в то же время сумма корпоративных кредитов нефинансовым организациям выросла с 283 млрд до 7,9 трлн тенге. Очевидно, что на протяжении длительного периода темпы роста кредитования были схожими, но за последний трехлетний период снизились темпы роста корпоративного кредитования. Этому есть несколько причин, включая существенные списания в корпоративном секторе.

При оценке уровня кредитов физическим лицам нельзя не оценивать общий контекст, включая размер инфляции за период. По официальной статистике рост индекса потребительских цен к 2000 г. составил 420%. Среднедушевые номинальные денежные доходы населения выросли с 6 352 тенге до 103 тысяч тенге, а денежные расходы домохозяйств – с 4 до 52 тысяч тенге», выделила основные показатели представитель АФК.

Ссылаясь на данные Нацбанка по состоянию на 01.01.2020 г., г-жа Кушнарева информировала, что сумма кредитов на потребительские цели составила 4,2 трлн тенге, а сумма вкладов физических лиц – 7,9 трлн тенге.

«Необходимо отметить, что существует региональная дифференциация номинальных денежных доходов населения, которая должна быть принята во внимание для оценки уровня задолженности.

По данным Национального банка, 37% всех потребительских займов выдано в Алматы, 8% — в Нур-Султане и 6% в Шымкенте, таким образом, 3 города занимают 51% общего портфеля.

По ипотечным займам распределение несколько отличается – 24%, 27% и 4% соответственно.  Тем не менее, данные примерно соответствуют уровню доходов.

Если оценить относительную величину долговой нагрузки по потребительским кредитам, задолженность равна номинальным денежным доходам за 2 месяца в среднем по стране, меньше 2 практически во всех регионах, кроме Алматы, где она равна 5,4 месяца, и Шымкента – 3,5. При этом необходимо учитывать, что срок 95% кредитов, выданных на потребительские цели, превышает 1 год. В сравнении с депозитами физических лиц задолженность на 1 человека также существенно ниже: 0,5 в среднем, 0,48 в Алматы и 0,34 в Нур-Султане» — привела данные спикер.

Следующий спикер – финансовый эксперт Расул Рысмамбетов перешел от количественного измерения ситуации к качественному.

«При средней зарплате в 203 тыс. тенге в 4 квартале 2019 года, медианная зарплата не сильно выросла и не превышает 120 тыс тенге. При этом, если вычесть Нур-Султан, Алматы, Атырау – то и того ниже. При этом занимать у банка средства на покупку квартиры, телевизора и порой одежды – это, увы, новая нормальность не только в Казахстане, но и вообще в мире. А что, если бы кредитов не было, хватало бы медианной зарплаты на жизнь в городах или даже аулах? Поэтому хотелось бы подумать вслух: кредиты — это средства выживания или средства для излишеств?» — задался вопросом эксперт.

Депутат Мажилиса Парламента РК Ирина Смирнова обратила внимание не только на контекст, но и на десятилетнюю ретроспективу.

«Проблема закредитованности казахстанцев имеет на сегодняшний день исторические корни, начиная с проблем, появившихся в середине и в конце двухтысячных годов. Все мы помним, как мировой экономический кризис 2008 года ударил по экономике и социальной сфере нашей страны. Тогда многие наши соотечественники, те кто ранее взял кредиты, в том числе ипотечные, остался без возможности отвечать по своим обязательствам. В этой ситуации банки продолжали жестко требовать с них выплат по кредитам, люди отдавали жилье, были ограничены в выезде за границу, в дальнейшем доступе к кредитным ресурсам и т.д.», — напомнила г-жа Смирнова.

Депутат отметила, что действия государства и банков были не паритетны: «В этой же кризисной ситуации государство, признав ситуацию форс-мажорной, оказало много триллионную помощь банковской системе. Почему спрашивается в свою очередь банки не признали ситуацию для заемщиков такой же форс-мажорной? Не смягчили требования? Должен быть паритет – если государство помогает в такой ситуации банкам, то банки помогают заемщикам, объективно оказавшимся в сложной ситуации».

«Сегодня проблемная ситуация с закредитованностью населения во многом сохраняется, граждане страны набирают потребительские кредиты во многом от постоянной бедности, особенно в условиях роста цен и коммунальных услуг. Семьи тратят на еду более половины дохода, а еще случаются внезапные расходы на медицину, ремонты, на затратную подготовку к школе детей», — констатировала проблемную ситуацию Ирина Смирнова.

Касымхан Каппаров, руководитель проекта Ekonomist.kz, также поделился своим видением вопроса.

«Взрывной рост потребительского кредитования после девальвации 2015 года является следствием снижения реальных доходов населения. Кредитная амнистия 2019 года дала короткую передышку, но не решила проблему. Правительство стимулирует доходы населения за счет повышения заработных плат бюджетников, пенсий и стипендий. Однако, такой “непродуктивный” рост доходов населения приведет лишь к повышению цен, который нивелирует этот временный рост доходов», — считает спикер.

Участники дискуссии обсудили также, какие меры и решения могут быть рассмотрены.

Касымхан Каппаров предположил, что «совместное обсуждение, организованное аналитической группой КИПР и проектом Ekonomist.kz является началом открытой публичной дискуссии о необходимости новой экономической политики», которая будет направлена на «долгосрочный рост доходов граждан Казахстана, за счет проведения рыночных реформ и создания условий для продуктивной занятости населения».

Ирина Смирнова предложила конкретные меры: «С моей точки зрения, государству необходимо ставить вопрос о повышении минимальной заработной платы, прожиточного уровня, системно совершенствовать систему защиты прав потребителей финансовых услуг, разовые акции типа амнистии это хорошо, но они не решают в проблемы в корне».

Ирина Кушнарева подчеркнула, что в настоящий момент уже делается многое: «Вопросы потребительского кредитования находятся под контролем регулятора. Кредитные организации обязаны делать расчет коэффициента долговой нагрузки заемщика, запрещено начисление неустойки и иных платежей при просрочке свыше 90 дней. Для совершенствования оценки платежеспособности заемщиков необходимо дальнейшее развитие кредитных бюро и подключение финансовых организаторов к государственным базам данных.

Одним из важнейших условий контролируемого роста задолженности физических лиц также является повышение финансовой грамотности населения. В этом направлении и регулятор финансового рынка, и финансовые организации активно продвигаются, разрабатываются соответствующие стратегические документы и запускаются информационные программы».

В этой связи она выделила следующие основные предложения для дальнейшей дискуссии: «1) Определить наличие/отсутствие существенной проблемной задолженности и динамику проблемной задолженности; 2) Определить структуру заемщиков и проблемный сегмент (при наличии); 3) После этого сделать выводы о закредитованности населения и дополнительных необходимых мерах».

Модератор Ерлан Смайлов, подводя итоги экспертного обсуждения, отметил, что важно изменить подход к вопросам потребительского кредитования, защиты заемщиков и финансовой доступности. То есть рассматривать и анализировать эту тему структурированно по группам населения и заемщиков.

«Нет универсального заемщика, как нет универсального самозанятого или безработного, в каждом случае есть свои детали и специфика, которые определяют эффективность решений. Например, есть понимание, что проблема закредитованности и невозможности обслуживать свои обязательства сконцентрирована больше среди бедных и малоимущих слоев населения, соответственно, надо искать решения с учетом этих особенностей, может в виде особых кредитных продуктов. Естественно, что кредитные продукты для среднего класса должны иметь свою соответствующую специфику и так далее. И государственное вмешательство необходимо только там, где затронуты интересы социально уязвимых групп населения. Там, где этого нет, оно не требуется, достаточно общего регулирования. И, конечно, важен общий макро социально-экономический контекст – рост доходов населения, цены на товары и услуги, качественная работа системы социальной защиты и т.д.», – заключил модератор.

Презентации спикеров:

1. А.Нургалиева. Кредитный рынок

2. И.Кушнарева. Обсуждение уровня закредитованности населения

3. Р.Рысмамбетов. Розничное кредитование. Проблемы заёмщика

4. К.Каппаров. Рост потребительского кредитования. Сигнал о растущей бедности

Скачать аудиозапись обсуждения (142 мб)

FacebookVKGoogle+