Парадоксы государственного регулирования: дело табак

18 марта 2014 года аналитическая группа «Кипр» провела экспертное обсуждение изменений, предлагаемых в Кодекс РК «О здоровье народа и системе здравоохранения», касающихся потребления, продажи и производителей табака. Не оспаривая высшую ценность здоровья нации, было предложено рассмотреть соответствующий законопроект (о внесении поправок) с точки зрения воздействия на экономику, субъектов рынка. С этой целью была проведена оценка регуляторного воздействия, результаты которой были представлены на круглом столе.

В ходе обсуждения участники дискуссии пришли к выводу, что законопроект нуждается в доработке, поскольку в существующей редакции не отвечает реальным целям здравоохранения, вместе с тем несет риски для социального самочувствия граждан, защиты их прав, а также для предпринимателей в сегменте ресторанно-гостиничного бизнеса, торговле и производстве.

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Аналитическая группа «Кипр» вопросами регулирования бизнеса занимается давно. Мы проводили экспертные обсуждения по контрольно-надзорным органам, регулированию различных отраслей, давали рекомендации по их итогам. Часть из них вошла в Комплексную концепцию государственного регулирования предпринимательской деятельности до 2020 года, которую разрабатывало тогда еще МЭРТ, сейчас профильный департамент входит в МРР. Результатом сегодняшнего обсуждения, если оно получится достаточно наполненным, также будут рекомендации, которые могут быть использованы депутатами, представителями госорганов при рассмотрении законопроекта.

Сейчас принимаются поправки в «Кодекс о здоровье народа и системе здравоохранения», часть из них касается регулирования, потребления, производства табака. Это затрагивает интересы смежных сфер. И есть хороший кейс, когда индустрия отстаивает свои интересы с помощью оценки регуляторного воздействия (ОРВ), которая известна еще как анализ регуляторного воздействия (АРВ). Эта технология стандартно используется в развитых странах, у нас пока таких кейсов немного. На моей памяти только Союз пивоваров Казахстана представлял АРВ на законопроект «сорока метров» в 2011 году.

 

Жамиля БАТТАКОВА, директор Национального центра проблем формирования здорового образа жизни, национальный координатор Министерства здравоохранения РК по борьбе против табака, спикер:

Моя презентация посвящена мероприятиям по ограничению и профилактике табакокурения в Республике Казахстан. Установлено, что 60% общего бремени болезней приходится на семь ведущих факторов риска.

Это данные Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по показателям DALY (показатель утраченных здоровых лет жизни). Среди приведенных ведущих факторов риска табак занимает второе место после артериальной гипертонии. Актуальность поднятой проблемы, конечно, представляет высокую значимость, поскольку негативные последствия употребления табака на здоровье человека уже доказаны всем научным сообществом. В этой связи программа по профилактике табакокурения является одной из приоритетных в политике министерства здравоохранения РК, и мы предлагаем три профилактические стратегии.

Первая профилактическая стратегия – это обязательный контроль и мониторинг поведенческих факторов риска, в т.ч. потребления табака.

Это данные национальных социологических исследований нашего Центра, всего по потреблению табака их было проведено пять. И с 1998 года мы отмечаем снижение потребления – от 27% до 26,5%. Потребление снизилось на 0,5%. Данные ВОЗ подтверждают, что снижение потребления табака даже на 1% приводит к количеству предотвращения смертей от инфаркта миокарда в 2 000 случаев. И, конечно, потребление табака влияет на среднюю ожидаемую продолжительность жизни, сокращая ее на 10-15 лет.

Здесь вы видите данные по распространенности табакокурения среди взрослого населения по данным 5-го Национального исследования в разрезе областей и по РК, проведенного в 2012 году.

Вы видите, что лидируют СКО, ВКО и Карагандинская область.

Вторая профилактическая стратегия – это просвещение. Я вижу здесь представителей СМИ, которые в данном случае являются нашими партнерами и помощниками для того, чтобы гражданское население было информировано, имело знания о негативных последствиях потребления табака. Технологий много: пресс-конференции, круглые столы, передачи, информационно-коммуникационные мероприятия, печатная продукция к распространению, наружная реклама, аудио- и видеоролики, их ротация на центральных каналах, работа в интернет-пространстве, школы здоровья, работа на групповом и индивидуальном уровне.

Для работы на индивидуальном уровне НЦПФЗОЖ создан учебно-тренинговый центр при поддержке МЗ РК. Есть до 50 муляжей, фантомов, различных манекенов, тренажеров, демонстрационных стеллажей, с помощью которых мы демонстрируем населению негативные последствия потребления табака.

Также в школах здоровья при организациях первичной медико-санитарной помощи созданы модули «7 уроков школы здоровья», среди которых профилактика табакокурения.

Кроме того, мы проводим научные исследования. В этом году при помощи ВОЗ, CDC у нас стартовал так называемый проект GATS – это Глобальный опрос взрослого населения о потреблении табака в РК. Он подразумевает отслеживание эффективности принятых законопроектов, принятых в последнее время, особенно по применению пиктограмм – графических изображений на упаковках табачных изделий. Помимо этого финансируются прикладные научные исследования в рамках НТП МЗ РК «Разработка концептуальных подходов к снижению потребления табака для формирования здорового образа жизни, профилактики нарушений репродуктивного здоровья мужчин и снижения предотвратимых причин смертности населения от рака легких», разработанной на 2013-2015 годы.

Третья профилактическая стратегия – это законодательное регулирование, то есть работа через запретные нормы. Профилактические меры имеют доказанную эффективность, когда имеются запреты. У нас в 2006 году был принят закон о ратификации рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака. И статья 159 Кодекса предполагает все те нормы, которые уже внедрены: запрет курения в общественных местах, на рабочих местах, урегулированы места продажи, установлен запрет поштучной продажи, запрет продажи лицам до 18 лет, запрет рекламы.

Постановлением правительства РК №1366 от 22.11.2011 г. было внедрено 12 пиктограмм для размещения на упаковках табачных изделий.

В рамках задач, которые стоят дальше перед нами, мы внесли в законопроект три основные нормы: 1) Запрет некурительных табачных изделий. Вы знаете, как беспрепятственно идет продажа так называемого насвая, несмотря на доказанную его токсичность и канцерогенность, влияние на развитие раковых заболеваний губ, полости рта, глотки, гортани, пищевода, желудка. Конечно, с этим нужно бороться. И задача МЗ состоит именно в этом. 2) Запрет кальяна. Это тот аксессуар, с помощью которого употребляется табак для кальяна, который также имеет вредное воздействие, и научными данными установлено, что в кальянном дыме содержится намного больше различных токсичных веществ, чем в сигаретном дыме. 3) Запрет спонсорства и стимулирования продаж. Это норма, регламентированная в рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака в 2006 г. В течение 5 лет мы должны эту норму реализовать для того, чтобы ограничить потребление табака.

Марат КАИРЛЕНОВ, директор консалтинговой компании «Ulagat Business Group», к.э.н., спикер:

Мы прослушали очень хорошую презентацию. Цель благая – здоровье народа. Но мы предлагаем взглянуть на вопрос с несколько иной точки зрения – с той, что речь идет об отрасли экономики и затрагивается много интересов. Строя правовое государство и рыночную экономику, мы, наверное, должны добиваться более цивилизованного регулирования экономики и принимать взвешенные решения.

Для этого мы предлагаем использовать такую технологию или инструмент, как оценка или анализ регуляторного воздействия (ОРВ или АРВ). Это рекомендованная ОЭСР процедура при рассмотрении законодательных актов. В нашей стране она предполагается к введению разрабатываемой Концепцией государственного регулирования предпринимательской деятельности. Также АРВ широко применяется в странах-членах ОЭСР. В Австралии, Канаде, Дании, Италии, Японии, Корее, Мексике, Новой Зеландии, Норвегии, Великобритании и США есть похожие системы анализа воздействия, если говорить о сфере их применения, контроле качества, экономической эффективности, влиянии на конкуренцию и открытость рынка.

Давайте подробно остановимся на методике ОРВ и посмотрим, на какие вопросы она отвечает. Итак, ОРВ предлагает рассмотреть любой законопроект как минимум с 10 точек зрения:

  • Правильно ли определена проблема? Здесь получается – да, здоровье народа надо улучшать, но насколько предлагаемые нормы этому способствуют?
  • Доказана ли необходимость государственного вмешательства? То есть может ли сам рынок и само общество это отрегулировать?
  • Является ли регулирование наилучшей формой государственного вмешательства?
  • Существует ли правовая основа регулирования?
  • На каком уровне (уровнях) должно осуществляться государственное вмешательство? На уровне отрасли, региона, в целом страны?
  • Превосходят ли выгоды от введения регулирования издержки, связанные с таким регулированием?
  • Является ли прозрачным распределение издержек и выгод между различными социальными группами?
  • Является ли регулирование ясным, понятным и приемлемым для объектов регулирования?
  • Имели ли все заинтересованные стороны возможность высказать свое мнение по поводу необходимости регулирования?
  • Каким образом будет достигаться соблюдение регулирующих правил?

Настоящая ОРВ подготовлена в рамках рассмотрения действующих и предлагаемых положений Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» в феврале 2014 г., касательно потребления, продажи и производства табака.

Как уже было сказано, в 2006 г. Казахстан ратифицировал рамочную конвенцию ВОЗ по борьбе с табаком. И в 2009 году правительством страны была инициирована «первая волна» достаточно жестких законодательных мер по ограничению табакокурения. Предыдущий спикер остановился на мерах, которые тогда принимались. К примеру, запрещена реклама табачных изделий, введены возрастные ограничения на торговлю табаком, запрещено курение в неустановленных местах, введены предупреждающие надписи на упаковках и т.д.

Также было сказано о некотором снижении табакокурения в период с 2007 года, но основные законодательные ограничения были приняты в 2009 году. И если посмотреть на динамику с 2009 года по 2012 гг., то можно видеть, что потребление табака выросло с 23% до 26,5%. То есть при жестких запретительных мерах динамика выросла. Тут еще вопрос, как интерпретировать данные, какой брать период.

В настоящее время предлагается к введению «вторая волна» мер по борьбе с потреблением табака, включая: запрет спонсорства, полный запрет курения во всех без исключения общественных местах и на транспорте, новые формулировки определений курения, табачных и нетабачных изделий и т.д.

Посмотрим, кого затронут предлагаемые поправки.

Предлагаемые меры по изменению положений кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения»
Сельское хозяйство

0,7 тыс. человек

Табачная отрасль

1,8 тыс. человек

Услуги по проживанию и питанию (HoReCa)

144 тыс. человек

Курящие граждане

4,5 млн. человек

Причем я бы хотел отметить, что 4,5 млн. курящих граждан – это примерно 40% казахстанских избирателей.

Если рассмотреть сугубо утилитарно табачную отрасль в стране, то она производит продукции на 109,8 млрд. тенге, или чуть менее 2% всей обрабатывающей промышленности. В то же время для Алматинской области, где сосредоточена табачная отрасль, а мы знаем, что это беднейший регион нашей страны, табачная промышленность составляет 23% обрабатывающей промышленности.

Отрасль является крупнейшим плательщиком акцизных платежей в стране – 44% всех акцизов, обгоняя алкоголь и ГСМ. За последние 5 лет отрасль выплатила $1 млрд. акцизных платежей. Это без учета других налогов, таких, как корпоративный подоходный налог, пенсионные отчисления и т.д.

Можно также отметить, что отрасль является несырьевым экспортером. При производстве 25,7 млрд. сигарет и папирос за 2013 г. экспорт из страны составил 6,3 млрд. единиц, то есть 25% всей продукции идет за пределы страны.

Также для сведения: посевные площади табака в РК уменьшились с 2009 г. более чем в три раза – с 4 тыс. га до 1,3 тыс. га.

В рамках настоящего исследования мы попытались произвести оценку эффективности «первой волны» запретительных мер 2009 года по двум критериям – выполнимости и действенности. Вот, что мы получили.

Меры, введенные в Кодекс Республики Казахстан

«О здоровье народа и системе здравоохранения» в 2009 году

Мера Выполнимость Действенность
Запрет на продажу табачных изделий лицам и лицами в возрасте до 18-ти лет Низкая Низкая
Запрет на продажу сигарет из открытых пачек и штучную продажу Низкая Низкая
Запрет на продажу табачных изделий без непосредственного участия продавца в т.ч. с полок самообслуживания, автоматов и т.д. Высокая Низкая
Запрет на продажу табачных изделий без маркировки акцизными или учетно-контрольными марками Высокая Низкая
Запрет на продажу табачных изделий без нанесенных на пачку, упаковку табачного изделия сведений о составе, меньшем вреде и т.д. Высокая Низкая
Надпись о запрете продажи лицам до 18 лет, и предупреждение о вреде курения Низкая Низкая
Запрет на курение в общественных и неустановленных местах Низкая Низкая
Запрет на ввоз, производство, продажу и распространение табачных изделий, превышающих предельно допустимые уровни содержания никотина и смолистых веществ Высокая Низкая
Запрет на производство, продажу и распространение товаров, имитирующих табачные изделия Низкая Низкая

Можно сделать некоторые пояснения. Почему в некоторых случаях выполнимость низкая? У нас десятки тысяч магазинов, особенно в сельской местности. Для них продажи табака – это значительный процент выручки. Проблема была продекларирована, закон был принят, но продавать с учетом ограничений не перестали, разве что выросли коррупционные отчисления. На объем потребления запреты тоже не повлияли ощутимым образом, напротив, повторюсь, потребление возросло. И это данные, разделяемые, в том числе, и Минздравом.

Что касается запрета продажи поштучно, из открытых пачек, то можно пройтись по Алматы – метров 500 пройти и наткнуться на бабушку с таким лотком. По продажам из автоматов самообслуживания – их у нас и нет, так что выполнимость высокая, но действенность низкая, поскольку, опять же, потребление не сократилось.

В целом, получается, из рассмотренных выше 9 групп мер, введенных в Кодекс РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» в 2009 году, у 100% действенность для повышения здоровья населения оценивается как низкая. У 56% групп мер выполнимость / реализуемость мер оценивается как низкая или практически невыполнимая в современных условиях.

Рассмотрим «вторую волну» запретительных мер.

Статья 1. Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе 1. В настоящем Кодексе используются следующие основные понятия:

104-1) спонсорство табака – любой вид вклада в любое событие, мероприятие или отдельное лицо с целью, результатом или вероятным результатом, стимулирования продажи табачного изделия, употребления табака, прямо или косвенно, за исключением имущества, предоставляемого на безвозмездной основе с целью распространения информации о лице, оказывающем данную помощь:

физическим лицам в виде финансовой (кроме социальной) поддержки для участия в соревнованиях, конкурсах, выставках, смотрах и развития творческой, научной, научно-технической, изобретательской деятельности, повышения уровня образования и спортивного мастерства;

некоммерческим организациям для реализации их уставных целей»;

Статья 159. Профилактика и ограничение потребления табака и алкоголя

15. Запрещается реклама, спонсорство табака.

105) курение – процесс потребления табачного и нетабачного изделия, некурительных табачных изделий, отрицательно влияющий на здоровье курящего, а также на здоровье некурящих и загрязняющий окружающую среду;
10. Запрещаются ввоз, производство, продажа и распространение насвая, некурительных табачных изделий и табачных изделий, превышающих предельно допустимые уровни содержания никотина и смолистых веществ, определяемые Правительством Республики Казахстан.
«11) на пачке табачного изделия, на упаковке табачного изделия, в которых содержатся слова «с низким содержанием смол», «легкие», «очень легкие», или «мягкие» либо иные словосочетания, в том числе на иностранных языках, создающие ложное впечатление о меньше вредности табачного изделия по сравнению с другими и вызывающим ассоциации с фруктами, ягодами, кондитерскими изделиями;»
подпункт 1) пункта 13 изложить в следующей редакции:

«1) занимать не менее пятидесяти процентов каждой верхней большей по площади стороны пачки табачного изделия, упаковки табачного изделия»;

Согласно досье на проект указанного Закона, законопроект разрабатывается в целях:

  • совершенствования законодательства о здравоохранении;
  • дальнейшего совершенствования системы здравоохранения;
  • обеспечения конституционных прав граждан на полноценное медицинское обеспечение.

Предмет регулирования законопроекта составляют отношения в сфере здравоохранения, в том числе отношения, связанные с ограничением табакокурения.

Однако:

  • Определения проблемы ни в самом законопроекте, ни в досье не содержится, что делает дальнейший анализ затруднительным.
  • Предметом регулирования названо табакокурение. Если это так, то большая часть поправок автоматически теряет смысл и не соотносится с проблемой, поскольку касается потребления табака и «нетабачных изделий» способами, отличными от курения.
  • Очевидно, что весь пакет поправок не имеет отношения ко второй и третьей заявленным целям, а именно – дальнейшему совершенствованию системы здравоохранения и обеспечению конституционных прав граждан на полноценное медицинское обеспечение, поскольку не затрагивает организационных вопросов.

Вот, например, норма о запрете спонсорства. По сути, это добровольный отказ от дополнительного финансирования уязвимых сегментов социально-культурного развития. Приведу простой пример. В Казахстане высок процент смертности от заболеваний системы кровообращения – инфаркты, сахарный диабет. Сейчас в мире, особенно в развитых странах, распространен метод, когда человеку надеваются очень маленькие датчики, которые подключаются к смартфону (к слову, в РК продажи смартфонов превысили планку в 15%). Датчик в кризисный момент подает сигнал и человек получает возможность его предотвратить – тем самым, в целом, оказывается положительное влияние на увеличение продолжительности жизни. Думаю, спонсорские деньги – пусть не напрямую от табачных компаний, а через обезличенные благотворительные фонды – можно было бы направить на эти цели. Наверное, отказ от использования обезличенных спонсорских денег (где за счет непрямых поступлений снимается имиджевое значение для табачных компаний) – довольно глупо.

Что касается процесса потребления нетабачных изделий, вредных для здоровья и экологии, названного курением. По этому определению под нетабачные изделия можно отнести все, что угодно. Газированные напитки или сладости – они вредные, это нетабачные изделия, следовательно, их употребление – курение. И таких парадоксов достаточно много. Так можно вообще все запретить.

При этом надо отметить, под действие поправки, касающейся запрета на ввоз, производство, продажу и распространение некурительных табачных изделий, подпадает шведский снюс, который ВОЗ официально признал менее вредным по сравнению с курительными табачными изделиями. Учеными-медиками, включая экспертами ВОЗ, некурительные табачные изделия признаны менее вредными, чем сигареты: «В целом практически нет сомнений в том, что некурительные табачные изделия менее вредны, чем курительные, такие, как сигареты…», «Среди некурительных табачных изделий на рынке, продукты с низким содержанием нитрозаминов, такие как шведский снюс, значительно менее опасны, чем сигареты…». Это подтверждается статистикой онкологических заболеваний в Швеции, где процент рака среди мужчин, которые практически не курят, но потребляют местный вид некурительного табачного изделия (снюс) – самый низкий в Европе.

Далее. Предлагается увеличить площади предупреждающих изображений на 10%. Однако устрашающие графические изображения не оказывают ожидаемого статистически значимого влияния на распространенность курения. Есть исследования достаточно авторитетной и крупной компании Deloitte, которая проанализировала влияние этих мер в других странах на табакокурение, где такой опыт более продолжительный и масштабный. Анализ компании выявил, что такая мера, к сожалению, к сокращению табачных изделий не приводит.

Далее в законопроекте говорится об ужесточении запрета курения в общественных местах, также предлагается полный запрет курения в поездах ближнего и дальнего следования. Что касается первого, то ранее были определены так называемые «курилки» – места, специально отведенные для курения. Требований о том, какими именно должны быть эти места, так и не было сформулировано и теперь, на основании отсутствия стандартов, предлагается запретить курить в «курилках». У меня часть коллег курит, часть – нет, при этом курят люди в возрасте лет 50, и я понимаю, что эти люди как курили, так и будут курить. При этом они просто будут вынесены за пределы правового поля, отнесены к нарушителям закона. И опять же по этой категории курящих, полагаю, чуть шире станет поле для коррупции.

Если же посмотреть на опыт других стран, которые вводили такие меры, то в Ирландии, Шотландии и Уэльсе в 2004-2007 гг. последовательно вводился полный запрет на курение в барах, вследствие чего убытки ресторанного бизнеса составили 20%. Работу потеряли 14% сотрудников питейных заведений. Закрылось более 5,5 тысяч пабов. В Испании (запрет введен в январе 2011 года) сокращение посетителей составило 40%! 350 тыс. сотрудников потеряли работу в 2013 году.

Посетитель баров обычно идет туда, чтобы расслабиться, а если ему там это запретят, то зачем туда идти. Если же бары пойдут навстречу клиентам, они нарушат закон.

Другой нонсенс, на мой взгляд, – это полный запрет курения в поездах ближнего и дальнего следования. Введение такой нормы в Казахстане также неизбежно приведет к возрастанию коррупционных правонарушений. Например, поезд из Алматы в Атырау идет более двух суток, все это время человек теоретически должен не курить. Если опыт других стран, согласно которому, если длительность поездки превышает определенное количество часов, то запрет не срабатывает. Кто должен обеспечить выполнение этой нормы в поездах? Это проводник. А в чем его заинтересованность? Есть большие сомнения в том, что эта норма будет выполнима. Есть еще линейный отдел полиции на транспорте. Тут я предполагаю широкое поле для коррупции, которое даже можно попробовать оцифровать. В 2013 г. железная дорога перевезла 25,5 млн. пассажиров. Если предположить, что среди пассажиров доля курильщиков такая же, как в среднем среди населения по стране (хотя на самом деле она выше за счет преобладания взрослого населения) – 26,5%. Таким образом, 6,75 млн. пассажиров окажутся в условиях запрета.

Если даже предположить, что только половина курильщиков – 3,375 млн. человек – захочет курить, дав взятку, а размер взятки условно приравняем к половине официального штрафа – 0,5 МРП (926 тг) – можно ожидать 3,125 млрд. тенге взяток.

Еще один немаловажный момент. Согласно пункту 2 статьи 14 Конституции Республики Казахстан: «никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или по любым иным обстоятельствам».

Данная поправка, запрещающая курящему гражданину курить в специально отведенном для этого месте, является дискриминацией и нарушает конституционные права граждан Республики Казахстан. Речь идет, напомню, о 40% избирателей в нашей стране.

Давайте теперь посмотрим, во имя чего это делается, что мы получим взамен?

В странах Евросоюза есть рейтинг «The Tobacco Control Scale», показывающий, насколько страна продвинулась в борьбе с табакокурением. Казахстан принял достаточный комплекс мер для того, чтобы РК «достойно» выглядела в этом рейтинге. Но к этому рейтингу ведь тоже есть вопросы. Например, Люксембург занимает в этом рейтинге 29-е место из 30-ти – предпоследнюю строчку, но при этом страна имеет наиболее низкую долю курильщиков среди стран-участниц рейтинга – всего 8%.

Если посмотреть на показатели смертности от ишемических болезней сердца Великобритании и Австрии, занимающих 1 и 30 место в рейтинге соответственно, то видно отсутствие зависимости данного показателя от места в рейтинге.

В рейтинге наибольший вес имеют ценовой фактор (максимально возможно 30 баллов) и запрет на курение на рабочих местах (22 балла). Максимально разворачивая информационные кампании, можно заработать 15 баллов, а введя полный запрет на рекламу и спонсорство – 13 баллов (и далее по нисходящей – знаки и надписи на упаковке, помощь зависимым от табака, оплата медикаментов).

Оценивая по данной шкале Казахстан, можно с легкостью определить, что уже сейчас, без введения новых запретов высокие баллы могут быть присуждены именно за запрет курения на рабочем месте и в общественных местах (19 баллов из 22 возможных), запрет на рекламу (9 из 13 баллов), знаки и надписи на упаковке с предупреждениями о вреде здоровью (7 баллов из 10). Но следует заметить, что принятые меры не исполняются, последовательный контроль за их исполнением не ведется, что порождает коррупционную базу и правовой нигилизм населения. При этом обращает на себя внимание тот факт, что в раздел «Помощь зависимым», увы, невозможно внести ни одного балла из 10-ти.

В связи со сказанным можно предположить, что логика разработчиков рассматриваемых поправок преследует цель – повысить место в рейтинге, при этом цель помощи курящим гражданам не так очевидна.

Далее, попробуем оценить влияние поправок, в случае их принятия, на сегмент «хореки».

Услуги по проживанию и питанию (HoReCa) – заняты 144 тыс. человек
40% клиентов курят
Уменьшение курящих  клиентов на 50%
Результат: рост безработицы в РК на 28 тыс. человек

Объем продаж отрасли за 2013 г. составил 232,9 млрд тенге. По нашим расчетам, потери составят свыше 46,6 млрд тенге. При этом, надо отметить, что из этих денег платятся заработные платы, налоги, осуществляются закупки сырья (продукты питания и напитки), услуг, инвестиции.

Кроме того, отметим, что законопослушные курящие граждане, которые не захотят нарушать закон и будут выходить из баров и ресторанов курить на улицу – а надо учесть, что зима в Казахстане длится практически 5 месяцев и во многих регионах наблюдаются довольно низкие температуры – рискуют нанести ущерб своему здоровью.

Что касается безработицы, то 28 тысяч человек – это много или мало? Если учесть, что официально в Казахстане зарегистрировано 30 тысяч безработных, то формально можно говорить о потенциальном удвоении этого показателя. Едва ли это то, к чему мы стремимся. Кроме того, на их зарплату сократится платежеспособный спрос на внутреннем рынке.

Таким образом, суммируя, мы предполагаем следующие экономико-социальные последствия в случае принятия поправок:

  • Рост безработицы – падение платежеспособного спроса
  • Сокращение предприятий сегмента HoReCa
  • Сокращение производства
  • Сокращение налогооблагаемой базы
  • Ухудшение инвестиционного климата и предпринимательской активности
  • Рост правового нигилизма населения
  • Рост коррупции
  • Сокращение долгосрочных благотворительных социальных и культурных проектов
  • Ухудшение социального самочувствия населения
  • Рост протестных настроений

Добавлю, что в Китае законов раз в пять меньше, чем в Казахстане. Мы раздуваем нормативно-правовую базу, у нас все больше законов, все больше запретов. При этом Китай растет динамичнее.

Кроме того, мы итак впереди планеты всей по уровню преступности, по количеству содержащихся в местах лишения свободы и, думаю, нет ничего хорошего в том, чтобы на этом фоне выталкивать за пределы правового поля такое большое дополнительное количество людей.

Таким образом, результаты ОРВ:

«За» принятие поправок «Против» принятия поправок
Возможное повышение позиций в заочном рейтинге Потеря 29 тыс. рабочих мест, что удвоит безработицу в стране и увеличит социальную напряженность в стране
Расширение коррупционного поля Сокращение спонсорских проектов в различных социально-культурных областях нашей жизни
Саботирование указа Президента РК о моратории на проверки МСБ Деградация инвестиционного и делового климата в стране
«Замыливание» реальных проблем повышения здоровья граждан Фокусирование усилий общества и государства на спорных и противоречивых целях

И если отвечать на 9 базовых вопросов ОРВ, озвученных ранее, то по данному законопроекту ответы выглядят следующим образом:

Базовые вопросы ОРВ Результаты
Правильно ли определена проблема? нет
Доказана ли необходимость государственного вмешательства? нет
Является ли регулирование наилучшей формой государственного вмешательства? нет
На каком уровне (уровнях) должно осуществляться государственное вмешательство? не определено
Превосходят ли выгоды от введения регулирования издержки, связанные с таким регулированием? нет
Является ли прозрачным распределение издержек и выгод между различными социальными группами? нет
Является ли регулирование ясным, понятным и приемлемым для объектов регулирования? нет
Имели ли все заинтересованные стороны возможность высказать свое мнение по поводу необходимости регулирования? нет
Каким образом будет достигаться соблюдение регулирующих правил? не определено

Подведем итоги представленного ОРВ:

  • Несмотря на жесткие ограничительные и запретительные меры, в стране сохраняется тенденция к увеличению количества курильщиков. Данные официального отчета РК в ВОЗ за 2009 год и V Национального социологического исследования в Республике Казахстан за 2012 год свидетельствуют, что уровень потребления табака в стране возрос в среднем на 5%, при этом увеличивается процент курящих женщин.
  • Данный факт может говорить о том, что лишь ограничительных и запретительных мер со стороны государства для сокращения количества курильщиков недостаточно. Очевидна необходимость разработки и внедрения комплексного подхода, который предусматривал бы не только меры по ограничению потребления табачных изделий, но и создание специальных программ поддержки для решивших бросить курить.
  • Международный опыт говорит о том, что запретительные меры сами по себе неспособны дать значительный эффект и обусловить снижение количества курящего населения. Успех (причем далеко не быстрый, а отложенный на десятилетия) возможен только в случае тщательного планирования и последовательной реализации целого комплекса мер, в числе которых не только меры по ограничению потребления, но и программы по профилактике, государственная помощь бросающим курить, диагностика подростков на предмет табачной зависимости и т.д.
  • Очередное Национальное исследование, согласно официальному отчету РК в ВОЗ, должно быть проведено в 2014 г. Только после анализа результатов и их сопоставления с результатами предыдущих исследований, равно как с данными из других источников, могут быть разработаны адекватные меры.

Кроме того, если мы говорим, что ратуем за здоровье населения, если разработчики законопроекта ставят своей целью именно это, то я предлагаю подумать над следующей информацией.

Количество занимающихся в детских подростковых клубах и детских юношеских клубах физической подготовки составляет в РК 124 тыс. человек – на 5 млн. детей – то есть всего 2,5%.

Инфраструктура для занятий спортом недостаточна и недоступна. Например, экипировка для занятия горными лыжами составит около 88 500 тг. Одно индивидуальное занятие – 5000 тг.

Плавание – 18 тысяч тенге в месяц, карате – 10 тысяч. Годовой абонемент в фитнес-клуб – от 140 до 307 тысяч тенге. Это детский спорт (по ценам г.Алматы). А есть еще взрослый спорт, который еще дороже.

При этом средняя ежемесячная заработная плата в РК по данным Агентства Республики Казахстан по статистике составляет 104 654 тенге.

Аскар ЕЛЕМЕСОВ, член президиума Национальной палаты предпринимателей:

Для курильщиков со стажем в таких резких движениях нет ничего хорошего. Думаю, если совсем резко все запретить, столько же людей погибнет от стресса. Я, например, не курю, а мой отец курит. Он постоянно выходит курить, и зимой я за ним бегу, чтобы что-то на него накинуть. Думаю, ущерб людей, которые заболеют воспалением легких и т.д. вследствие соблюдения таких мер, будет намного больше, чем ущерб, полученный людьми вследствие того, что кто-то курил рядом. Курить все равно будут.

К слову, подход должен быть абсолютно разным в отношении тех, кто еще не начал курить, и в отношении курильщиков со стажем. А по такой логике, действительно, можно запретить сахар, 80% всех лекарств, от которых доказанный вред больше, чем польза. Нужно запретить использование хлора, потому что в 1960-е было доказано, что хлор стопроцентно вызывает рак.

Такие непродуманные меры по ужесточению регулирования однозначно ничего хорошего для нашей страны и экономики не несут.

Наверное, надо говорить о том, что нужны качественные сигареты, качественный табак для тех, кто уже курит. Ужесточение же приведет к тому, что они станут покупать махорку, паленые «левые» сигареты и т.д. В таком случае ущерб для здоровья людей будет еще больше.

Мне очень понравилось выступление г-на Каирленова, были озвучены правильные вещи и в целом сам подход – правильный, цивилизованный. Хотел бы посоветовать, может быть, сделать возрастной анализ курильщиков и некурильщиков. И если взять налогоплательщиков, то две трети, скорее всего, окажутся курящими.

По поводу здоровья населения и презентации г-жи Баттаковой: было приведено много хороших, интересных фактов. Но, по-моему, вся эта статистика про давление, табак и т.д. опирается на несколько формальный подход. Статистика может подаваться по-разному и табакокурение едва ли действительно является второй причиной смертности. Мой отец курит много лет и нормально себя чувствует. Генетика многое определяет и, конечно, образ жизни человека.

Года два назад были опубликованы исследования по факторам, ухудшающим и улучшающим качество жизни. Скажу, что табакокурения в числе факторов, ухудшающих качество жизни, не было. А вот среди факторов, улучшающих качество жизни, была указана социальная обстановка в стране. Было доказано, что это гораздо больше влияет на качество жизни, чем потребление табака или алкоголя, жирной пищи и т.д. Думаю, жесткие запреты на табакокурение точно не добавят социальной гармонии в нашем обществе. Будут большие отрицательные последствия для социального самочувствия большой группы граждан в нашей стране. Отрицательные последствия превысят положительные в разы.

Нуртай МУСТАФАЕВ, АЦ «Наше дело»:

На мой взгляд, происходит прямая дискриминация значительной части граждан. Есть убеждение, что табачный дым влияет на здоровье окружающих. Американские исследователи (Джонсон и Финч) еще лет 30 назад доказали, что никакого воздействия на окружающих не происходит. У нас людей хотят загнать куда-то, тогда как это – выдумки, сказки. Чтобы некурящему человеку был нанесен хоть какой-то вред, он должен просидеть около 10 часов в комнате размером в 30 кв.м., где было бы выкурено больше 1000 сигарет. Поэтому, я считаю, это игра – большая игра.

Джамиля Садыкова из Национальной коалиции «За Казахстан, свободный от табачного дыма!» предлагает ежегодно поднимать акцизы на 100-200%. Довести стоимость до 700-1000 тг за пачку. Это ни в какие ворота. Это у нас статистика такая, что средняя зарплата – 100 тысяч. Реально средняя зарплата – 58 тысяч. И что из этих 58 тысяч платить 30 тысяч за сигареты? А на что жить тогда? Тем более, что поднимаются тарифы и т.д.

У нас есть крупные табачники, они кормят антитабачные НПО, и цена будет расти, а они будут молчать, потому что их доходы будут расти, так как люди будут платить. Потому что легче бросить пить, чем курить, потому что это не столько физиология, сколько психология. Никакого вреда окружающим нет. А запрет курить на остановке – просто повод подойти и снять с человека 5 000 тг. Этим и пользуются уже.

Надо спросить, на что живут антитабачные НПО?

Ильдар ДАУРАНОВ, ведущий научный сотрудник Института экономики МОН РК:

Мы все взрослые люди, уже жизнь прожили, на нас столько обрушивается и этих исследований и масса другой информации, что каждый из нас и с той стороны, и с другой найдет миллион фактов как в плюс, так и в минус. Каждый может на личном примере сказать о пользе или наоборот. Когда-то я сам считал, что это польза, потом пришло время, когда я понял, что это вред. Все очень субъективно. Про статистику есть выражение, что есть ложь, наглая ложь и статистика. Сам в этих органах работал. Но тем не менее тенденцию статистика отражает. Это как примерно с тем, что более высокий человек больше весит. Если мы выстроимся тут сами, то эту закономерность не увидим, но если соберем 100 тысяч человек, то эта закономерность будет очевидна. Поэтому давайте поговорим о тенденциях. В ВОЗ долгое время размышляли и дали четкое определение: курение – это эпидемия. С этим можно соглашаться, можно спорить. Вторая тенденция. На Западе спорят много и делать это умеют, там решения принимаются эволюционно, в отличие от стран СНГ. Видно, что чем меры строже, тем эффект больше. Мне кажется, что экономические эффекты под эту проблему подводить некорректно. Я смотрел разные исследования по рейтингам, и Казахстан занимает где-то 20-е, где-то 12-е или 8-е место. В любом случае, в стране эта проблема есть.

Если мы начнем резко все запрещать, что будет? Я сам занимался подобными исследованиями и делал это по поручению табачников. Пойдет контрафакт, пойдет фальсифицированная, дешевая и некачественная продукция. Народ будет травиться еще больше. За это я полностью отвечаю. Когда работал в Институте экономических исследований, к нам обратились эти фирмы, но мы смотрели не только по табаку, а шире. Но коллапса не будет.

Что делать? Да, нужны какие-то запреты, меры. Но не такие, как у нас. У нас достаточно запретов, зачем новые? Надо 1-2 запрета, но чтобы они выполнялись. Регуляторное воздействие можно определить так – 1-2 запрета и мониторинг. Только так можно определить степень эффективности регуляторного воздействия. Затем опять-таки обсуждать с помощью таких общественных слушаний. А сейчас запретов итак много, добавим новых, законы и так сложные – так дело не пойдет. Нам нужны новые подходы к законам. Право курильщика заканчивается там, где начинается право некурильщика, равно, как и наоборот. Это сложная проблема. На Западе она даже в учебниках прописана. Нам надо не только говорить и мыслить по-западному, но нам надо начинать так делать. Установить 1-2 запрета и смотреть, как это идет. Останавливаться на этом не буду, все это в теории хорошо написано.

Олжас БИБАНОВ, менеджер по корпоративным вопросам и коммуникациям по Центральной Азии и Монголии JTI Казахстан:

Наша компания в Казахстане работает с 1993 года. Сразу обозначу свою позицию: наверное, ставить на одни весы вопросы здравоохранения и экономики немного неправильно. Потому что здоровье населения, здоровье человека – приоритетнее по отношению к тем затратам, убыткам, которые понесет экономика, не говоря про социальные последствия.

Далее я бы хотел вернуться к теме круглого стола, в частности, к поправкам, предлагаемым в Кодекс о здоровье народа. На мой взгляд, не обсуждено главное – насколько предложенные меры будут эффективны. Обозначу свою позицию. Первое – по запрету на курение в общественных местах. С 2009 года, с момента введения Кодекса о здоровье народа, в Казахстане был введен запрет на курение в общественных местах с оговоркой о местах, специально отведенных для курения. С 2003 по 2010 годы действовали правила по оборудованию мест для курения. В 2010 году министр здравоохранения Доскалиев своим постановлением отменил эти правила. Что мы имеем? С 2010 года по текущий момент рестораны, кафе и другие подобные заведения оборудуют «курилки» в соответствии со своими понятиями. Владелец заведения наклеил значок, что это место для курения, и полагает, что выполнил требование. Антитабачные НПО ходят вместе с МВД с проверками – а по сути дела ходить им не с чем, потому что единых правил по оборудованию мест для курения в Казахстане нет. Сейчас НПО предлагают ужесточить меры и запретить «курилки» и не оставить ресторанам возможности иметь места для курения. Извините, пожалуйста, но 4 года инициаторы в лице Национальной коалиции «За Казахстан, свободный от табачного дыма!», те, которые формируют законодательство, выступают за здоровое население, они не поднимали этот вопрос. Между тем такие правила были разработаны, проект правил официально существовал, полтора года их предлагали, законопроект по разным причинам тормозился, в итоге правила не были приняты. Что мы имеем сейчас? Что предлагается взять и разом запретить меру (о запрете курения в общественных местах за исключением мест для курения) как неэффективную. Хотя ее неэффективность была порождена правовой несуразицей, коллизией. Давайте исходить из того, что, если проблема курения в общественных местах должна быть решена, то это должно быть сделано более цивилизованным путем. Должны быть установлены четкие правила, чтобы каждое заведение, которое имеет на это средства, оборудовало специально отведенные места в соответствии с правилами. Для того чтобы создать комфортные условия для некурящих граждан, которые приходят в кафе и рестораны семьями, с детьми, и имеют право на чистый воздух. А также создать комфорт для тех, кто хочет, не выходя на улицу и не подвергая свое здоровье риску, покурить в компании – но в закрытом, изолированном, недоступном для взора детей и других окружающих месте.

Второе – в поправках в Кодекс о здоровье народа предлагается увеличить размер картинок на упаковках табачных изделий. Скажу, что картинки впервые появились в апреле прошлого года, то есть менее, чем год назад. Сейчас предлагается увеличить их размер на 10%. Когда предлагались картинки, их инициаторы приводили такие цифры, что в течение первых трех дней бросят курить 210 тысяч человек, а в течение трех следующих лет – 800 тысяч человек. Но вот прошел год, я смотрю на еженедельную статистику продаж, объем рынка – ничего не изменилось. Почему же тогда 10%, на взгляд инициаторов поправок, способны все перевернуть? Вопрос простой. Есть исследования компании Deloitte 2011 года с обзором последних 10 лет по законодательству в области регулирования покупки табачной продукции. Никакой взаимосвязи между изменением потребления сигарет, табачных изделий и внедрением картинок, увеличением их площади не наблюдается. Этот отчет находится в свободном доступе, он доступен для изучения.

Третье – мы видели это и в презентации г-жи Баттаковой – в поправках предлагается запретить спонсорство. Извините, но спонсорство с точки зрения стимулирования рекламы в Казахстане законодательно запрещено с 2007 года. О чем тогда идет разговор? Если мы говорим о спонсорстве как таковом, то под запрет попадают филантропические проекты. Могу в целом сказать по индустрии, что в Казахстане табачная индустрия, не афишируя своего участия, выделяет миллион долларов на благотворительные проекты, сознательно дистанцируясь от проектов, связанных с детьми, со здравоохранением, медициной, спортом. Почему – потому что все мы понимаем, что мы производим далеко не однозначный для общества продукт. И мы не хотим таким образом производить впечатление, что наш продукт имеет какие-то полезные свойства, способствует чему-то хорошему. На самом деле нет. Мы сознательно выделяем эти деньги для инвалидов, на обучение безработных людей, на помощь жертвам катастроф. Не буду говорить про все остальные табачные компании, но в частности Japan Tobacco International, когда было землетрясение в Японии или наводнение в Кызылагаше, первыми, кто выделил деньги, были мы. А сейчас вы предлагаете взять и закрыть канал финансирования для этих людей. Но мы не продвигаем таким образом нашу продукцию. Если мы это делаем, то делаем, потому что мы здесь занимаемся предпринимательской деятельностью.

Нуртай МУСТАФАЕВ, руководитель АЦ «Наше дело»:

Буквально недавно депутаты обсуждали, что, если повышать акциз, автоматически вырастут цены, и население будет меньше курить. Но всем давно известно: чем беднее население, тем больше оно курит. Здесь просто нужен здоровый образ жизни. Чем люди богаче, тем они меньше курят.

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Есть исторический опыт Британии, когда повышали акцизы, и доля контрафакта, которая была в районе 1% (как сейчас в Казахстане) выросла до 25-30%, и страны Евросоюза сразу этому воспротивились. Или вспомним налоги во времена «сухого закона» в брежневские времена, когда запретили алкоголь. Тогда цены выросли, и на этом доход получило не государство, не компании, не общество, а мафия.

Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ, экономист:

Хорошо, давайте держаться подхода как к отрасли. Табачная отрасль производит продукцию и должна наращивать продажи, потребление. Если не смотреть, что это за продукт, то это нормальная логика. Государство в этом случае старается регулировать отрасль так, чтобы поступали налоги, были условия для конкуренции и техническое регулирование – для обеспечения качества продукции. Но в этом случае регулирование направлено на наращивание продаж, на стимулирование роста. Но такая политика осуществляется в отношении нормальной продукции. В отношении вредной продукции государство использует перечисленные три инструмента регулирования в целях дестимулирования продаж и потребления. Но здесь возникает следующий аспект.

Наше государство очень неэффективно, степень коррупции высокая. Складывается впечатление, что все эти меры являются логическим следствием коррупционности государства. На самом деле, как я со стороны вижу, рассматриваемые поправки – тот редкий случай, когда государство поступает правильно. Теперь, что касается мер дестимулирования. Есть меры экономические и неэкономические.

Экономические меры работают больше через ставку акциза. Неэкономические – это больше меры по обеспечению доступа к информации о продукте для потребителя. Кстати, в развитых странах с открытой рыночной экономикой в магазинах размещена информация, о том, что нельзя продавать продукт до определенного возраста и т.д. Это требование как раз таки свободного рынка, состоящее в том, что у потребителя должен быть полный доступ к информации о продукте. На самом деле, все эти неэкономические инструменты не слишком дестимулируют потребление, это, скорее, способ дать возможность человеку самому сделать выбор.

В наших условиях, когда у населения низкая дисциплина, конечно, эти меры никак не помогут. Люди увидят надписи, изображения на упаковке и все равно купят сигареты. Поэтому эти примеры изначально можно не применять, потому что здесь они неэффективны, поскольку их задача в том, чтобы человек получил доступ к информации.

Что касается экономических мер. Есть много исследований, которые говорят, что повышение ставки акциза приведет к снижению потребления. У нас ставка акциза составляла около 10%, в этом году налог повысился. Но в европейских странах ставка акцизов составляет около 80%, есть страны, где поменьше – 50-60%. В исследованиях говорится, что рост налога и последующий рост цен стал основным фактором снижения потребления.

В Советском Союзе, по статистике, потребление сигарет на одного человека составляло около 350 сигарет в год. Если допустить, что, возможно, была контрафактная продукция, равная по объему официальной, то выходит 600-700 сигарет, хотя я думаю, что было меньше. А сейчас число сигарет на душу населения в год – 1600-1700 единиц. То есть, только по официальным данным, потребление выросло в 5 раз. Говорят, что запретительные меры ничего не дают, потребление растет или, по крайней мере, не уменьшается. Во-первых, я уже сказал, что запретительные меры информационного характера изначально направлены на то, чтобы переложить ответственность на человека, чтобы он сам сделал выводы. Вторая причина – это сильное удешевление самих сигарет. Приведу цифры на 2000 год и текущие. Сейчас пачка сигарет в среднем стоит 200 тг, а в 2000 году пачка стоила примерно 40-50 тг. То есть сигареты за 14 лет выросли в цене где-то в 5 раз. Но зато за это время, если мы будем смотреть другие параметры, чтобы оценить инфляцию, то увидим, что у нас ВВП тогда составлял 3 триллиона, сейчас – 33 триллиона. Средняя зарплата выросла в среднем в 9 раз, бюджет – примерно в 10 раз. То есть косвенные показатели инфляции говорят о том, что товары за это время подорожали примерно в 8-10 раз, тогда как сигареты – только в 5 раз. Именно относительное удешевление сигарет стало причиной того, что другие меры не действуют. Сейчас увеличение ставки налога – это попытка вернуть стоимость сигарет к нормальному значению. Если смотреть все потребительские товары в раскладке по группам, то видно, что три группы товаров росли в цене с очень низкой скоростью. Это алкоголь, табак и цифровая индустрия. Понятно, что по услугам связи, компьютерной технике в целом есть тренд на удешевление, а в остальных товарах темпы роста цен, даже по официальным данным, в два раза выше, чем на алкоголь и табак.

Конечно, нужно критиковать государство за то, что оно не реализует планы, не развивает культуру спорта, но рост ставок – это правильная мера, тогда как запретительные меры имеют больше информационное значение.

И еще пара моментов. Здесь, во второй презентации, на мой взгляд, некоторые выводы не имеют отношения к делу, например, по преступности. Показанная кривая роста слишком резкая. На самом деле, уровень преступности у нас в стране всегда был высокий, просто в последнее время ввели меры по ее учету. Мы сейчас получили совпадение формы с фактом, а до этого преступления просто скрывались.

Был еще аргумент о падении продаж. Тут хотел бы сказать, что если даже человек будет меньше ходить в магазины, это приведет не к уменьшению продаж, а к тому, что человек будет покупать сигареты впрок.

Олжас БИБАНОВ, менеджер по корпоративным вопросам и коммуникациям по Центральной Азии и Монголии JTI Казахстан:

Что касается акцизов, ценовой политики. Государство определяет уровень минимальных розничных цены на сигареты с 2009 года, если не ошибаюсь. Налог именно на сигареты, акциз у нас растет быстрее, чем другие виды налогов на другие товары. Это раз. Сейчас акциз, оплачиваемый с каждой пачки сигарет в бюджет, составляет 60 тг. В 2013 году отрасль заплатила 250 млн. долларов налога. Конечно, это менее 1% бюджета за год, но тогда надо убрать такие отрасли, как нефтяная, горно-рудная и т.д., чтобы увидеть реальное процентное соотношение. В январе 2013 года акциз были поднят на 25%. По статистике за прошлый год, мы подвели итоги, контрабанда выросла на 21%, в частности, из Кыргызстана в Казахстан. Наша продукция, продукция именно JTI, на 263% выросла. Если вы подвергаете сомнению эти цифры, вы можете проверить оптовые рынки Тараза и оптовые рынки Шымкента. В этом году в январе акциз уже поднят на 94%.

Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ, экономист:

В этом году акцизы хоть и подняли, но даже при этом, доля акциза в общей стоимости составляет 30%. То есть это все равно очень низкая стоимость.

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Понятно, что это такой спорный вопрос, но мы же все это проходили – цена растет, но при сопутствующей неразвитой инфраструктуре это результата не дает. Если бы у нас не было дырявых границ, если бы вся система эффективно работала, то какие-то меры и помогли бы, это изучать надо. А пока у нас есть контрафакт. Из Китая возят все.

Олжас БИБАНОВ, менеджер по корпоративным вопросам и коммуникациям по Центральной Азии и Монголии JTI Казахстан:

Мы часто слышим предложения, что пачка сигарет должна стоить не меньше 500 тг и приводят в пример цены на сигареты в Европе. У нас в Казахстане уже соотношение затрат на сигареты к располагаемому ежедневному подушевому доходу выше, чем в некоторых странах Европы.

Виктор ЯМБАЕВ, президент Алматинской ассоциации предпринимателей:

Повышение акцизов никаким образом не имеет отношения к здоровью населения и к табакокурению. Это, прежде всего, имеет отношение к пополнению бюджета. Главная цель государства на сегодняшний день – любой ценой накачать бюджет, в том числе и за счет такой малозначительной по сути темы, как табакокурение. Три шкуры драть с кого угодно. Сегодня мы будем друг друга лечить и спорить до хрипоты, какое воздействие оказывается, если человек курит рядом с некурящим. Ерунда это все. Что касается здоровья населения, то у нас катастрофическое положение с самой структурой медицинского обслуживания. Во-первых, медицинское обслуживание сегодня для большинства населения вообще недоступно. Если говорить о платной медицине, это мошеннические схемы по отъему денег. Надо говорить о главных проблемах в общем весе, а не выставлять дымовую завесу и за уши притягивать цифры по заболеваемости в стране от табакокурения. Таких цифр нет нигде в мире.

У нас основное, что нервирует людей, это тяжелейшие условия жизни, это постоянная нервозность в обществе. Все против всех. Некомфортно всем: преступнику, судье, курильщику, некурящему, продавцу, покупателю. Вот это на сегодняшний день мотивация государства. Доказательство – это что ни один государственный орган, к сожалению (один Марат Каирленов за это взялся) не сделал анализа регуляторного воздействия, хотя паразитарных структур в государстве предостаточно. Начиная с различных фондов, которые ничего не делают, а только отмывают бюджетные деньги, заканчивая структурами по борьбе, в том числе с табакокурением. Поэтому самое главное на сегодняшний день – это сказать, что помимо табака есть много других проблем, что главная задача повышения акциза – это накачка бюджета. При этом надо отметить, что бюджет бездарно расхищается, в том числе и на реализацию всяких глупых программ.

Игорь ПАЩЕНКО, член Национальной коалиции «За Казахстан, свободный от табачного дыма!»:

Три года назад я пришел волонтером в эту коалицию. Потом вместе со старшими «рейдерами» начал «рейдовать». Волонтер, вы знаете, – это человек, который приходит не брать денег, просто работать за какую-то идею. Реплики о том, что это лобби табачное, неправильные. Нас, кто боролись против табака, табачные фирмы не финансировали. Но давайте сейчас будем обсуждать не НПО.

Я был в Барселоне, в Испании, там студенты получают стипендию 300 евро, пачка сигарет стоит 5 евро, но все равно они умудряются покупать их. Подорожание акцизов не повлияет на спрос на сигареты. Понимаете, у нас больше такой в обществе демократический стиль правления, не авторитарный. То, что Жамиля Садыкова хочет повысить акцизы, ни к чему хорошему не приведет. У нас все четко поделено. Здесь хорошо и четко поставили вопрос. С одной стороны – здоровая нация, с другой стороны – экономика. Вы слышали, наверное, про таких людей, которые ездят по ресторанам и штрафуют вместе с ДВД, я в их числе. Мы ездили и штрафовали, это небольшие потери для ресторатора, самая большая потеря – это то, что заходят какие-то люди, мы потом представляемся, с правоохранительными органами. Это такое психологическое воздействие.

Теперь о запрете кальянов. На рестораторов, на экономику, усиление запретов никак не повлияет. Если запретить кальян полностью тотально, то не будет отчисления налогов. Ведь это прибыльное дело. В Испании, в портовом городе, не в Барселоне, отдельно стоят заведения, и везде кальяны. Они не борются с ними. Если мы тотально запретим кальян, будут подпольные кальянные.

Поштучная продажа сигарет как велась, особенно в мелких магазинах, так и ведется. Для бизнесменов это прибыль. Это нужно ужесточить. Если сильно будет ужесточаться закон, больше будет стресса для населения. Здесь одно решение – не надо запрещать, надо помочь, подвести человека к решению.

Ирина СМИРНОВА, председатель Алматинского филиала РОО учителей и преподавателей «Ар-намыс»:

Я сама не курю и против того, чтобы курили дети. Законодательство у нас достаточно жесткое, я знаю, что, если наши дети курят, есть инспектор в каждой школе, который сразу же штрафует на 8 тысяч тг, курящих сразу же становится меньше.

Но что меня удивляет – это насколько явно лоббируется антитабачный вопрос. Если бы действительно так сильно заботились о нашем здоровье, наверно не пропагандировали бы везде и всюду все эти энергетические напитки, которые дети пьют, не ездили бы эти машины с банками и т.д. То есть получается так, что этого не надо, а вот это давайте. Боюсь, что сегодня освобождается ниша какая-то среди курильщиков для чего-то другого, что нам предложит кто-то еще. Я вот этого боюсь и не верю, что кто-то там хочет сделать нам лучше. Сколько мы говорим о том, что в школах нет никаких условий. В школах, где должны быть спортивные залы, нет условий просто для того, чтобы проводить физкультуру, я не говорю о кружках. Нет условий, никто нам не выделяет каких-то дополнительных средств. А спортивные площадки? Я иной раз говорю, что там лучше не заниматься, потому что там такая пыль и такие условия, что это просто вредно для здоровья. Никто на это не обращает внимания. А тут вдруг все взяли и навалились. Почему-то я переживаю, что это делается для чего-то еще. И я поддерживаю мнение, что это еще вопрос.

Канат НУРОВ, президент Научно-образовательного фонда «Аспандау»:

Исходя из того, что мы сегодня проходили, я хотел бы предложить другой подход в отношении этой проблемы. Просто здесь такой рационалистический подход – экономически выгодно или невыгодно, влияет или не влияет, можно спорить бесконечно. Мне кажется, что здесь нужен нормативный подход, а не рациональный. Здесь вопрос в том, имеет ли человек право на ущерб своему здоровью. Я считаю, что с точки зрения либерализма – да, имеет, вплоть даже до самоубийства, ну нет такого закона, который запрещает самоубийство. Это его право, есть здесь одна нормативная ценность, мы говорим, что свобода личности – это лишь основа либеральных устройств тех или иных государств. Из того же либерализма вытекает такая норма, что остальные люди, которые не курят, имеют право на чистый воздух. Имеет право не желать дышать табачным дымом, отсюда и все проблемы и тех же антитабачных кампаний, и взаимозависимость нормативных актов. Я считаю, что во всем нужна мера. Это понятно, в уличных местах курить можно, в кальянной, наверное, тоже курить можно. Хорошие вытяжки в любом месте намного важнее специальных отведенных мест, потому что там соблюдаются оба права – и право на курение, и право на чистый воздух.

Я не поддержал бы пафос тех людей, которые поддерживают в принципе табакокурение. Потому что когда либерализм превращается в либералистичность, или гражданин либерал превращается в либераста, то это разновидность демократической шизофрении, когда демократия и права человека используются против демократии и прав человека. Либералистичность в отношении именно табакокурения – это тоже потакание низменным увлечениям и низким вкусам. Я не скажу, что я не курю, я иногда курю, у меня есть низменные влечения, но другой вопрос, можем ли мы подавлять эту сферу низменных влечений человека? Нельзя ее недооценивать, потому что когда мы ее полностью подавляем, то это вылезает совсем другим боком, совершенно извращенным. Допустим, католиков это приводит к педофилии. Нужно все это не подавлять, а канализировать, как-то направлять через социально не ущербные правила и способы выражения. Является ли табак низменным влечением? Наверное, да. Является ли он социально ущербным? Наверное, нет, поскольку он не приносит социальной ущербности людям. Легкие низменные влечения, такие, как проституция, табак, азартные игры и алкоголь, запрещать нельзя. Чтобы не повышать криминогенность обстановки в обществе. Та же самая проституция резко снижает агрессию среди преступных элементов общества. Если все запретить, то реализация потребностей будет идти другим способом, по этому вопросу есть отдельные исследования. То же самое про табакокурение и суррогатный алкоголь. Я хочу сказать, что социальная обстановка улучшается, если не запрещать легких низменных влечений. Можно помогать тем, кто в такие зависимости впадает.

Через запреты мы на самом деле выталкиваем курящих за рамки правового поля. Они и так чуть-чуть ущербные, а мы их еще и выносим во внеправовое поле. Я считаю, что здравоохранение должно людям помогать, лечить, к примеру, от наркомании, и просвещать – говорить, что не бывает бесплатного наслаждения, только за деньги. Купил и никакого личностного развития. На это нужно больше денег выделять. А запрещать, с точки зрения нарушения фундаментальных прав личности, я считаю, нельзя. Регулировать можно, просвещать, помогать можно, а вот запрещать, мне кажется, все-таки не стоит, хотя я в этой области не специалист, просто я против того, чтобы потакать табакокурению и рекламировать его, но и запрещать его тоже, наверное, нельзя.

Нуркен ХАЛЫКБЕРГЕН, директор агентства «Central Asia Communications»:

В 1989 году, когда я ездил в маленькую деревеньку, аул, одной из больших проблем было просто беспробудное общее пьянство. Потому что все помнят коммунистические свадьбы, когда вместо чая наливали интересный напиток и люди просто пьянствовали. Сейчас, по прошествии определенного времени, когда аул, отдельные села начинают подниматься на ноги, я наблюдаю такую картину: люди перестают пить, потому что есть работа, и люди сами принимают решение – пить или не пить. Соответственно, с табаком, я считаю, то же самое: куришь ты или не куришь – это твоя личная проблема.

Тут были названы суммы – 1 млн долларов ежегодно на социальные какие-то проекты и 700 млн тенге на антитабачное движение. Если сделать легкий расчет, то это 100 тренеров, которые могли бы по 150 тысяч в течение 5 лет получать зарплату. Могли бы открыть 100 секций, которые 5 лет спокойно работали бы. Если мы их разделим по городам, то в каждом появилось бы примерно по 8-9 спортивных секций, где родители могли бы, не платя деньги хотя бы на тренерскую зарплату, отдавать спокойно детей заниматься.

Было сказано, что здоровье населения бесценно, я с этим согласен, но такая вот штука. Реально ли предлагаемые меры повлияют на снижение курения? У меня трое детей, в прошлом году они болели отитом, и я в общем подсчитал, что общий бюджет на лечение ребенка – 350 тыс тенге, это двухмесячное лечение. Два месяца безрезультатного лечения отита, а потом выяснилось, что это реакция детского организма на загазованность воздуха. И вопрос решается только переездом за черту города. Если мы не решаем проблемы здравоохранения, то зачем нам, чтобы люди стали меньше курить? Эффект для здоровья практически минимальный. Меня это очень сильно беспокоит, потому что я сам являюсь пиарщиком, мы очень часто проводим мероприятия по рекламным акциям и знаем, что существует жесткий запрет на фотографирование и видеосъемку людей в помещении без их разрешения. По действующему законодательству, общественным объединениям запрещено влиять на государственные органы и вмешиваться в их деятельность. На мой взгляд, влезать в работу правоохранительных органов – это уже демонстрация влияния НПО на их работу. Кроме того, двое моих знакомых жаловались, что они находились в помещении, где их сняли, показали по ТВ, для них это стресс, на них начинают показывать пальцем, смеяться, подшучивать. Я посоветовал людям разбираться с этим юридически. Поэтому при слежении за соблюдением законов давайте все-таки не забывать про сам закон.

Ежемесячно выделяются большие объемы финансирования на борьбу с табакокурением. Я всеми руками «за», чтобы табак ограничивали какими-то мерами, я хочу, чтобы мои дети не курили, применю любые способы, чтобы этого добиться. Но с другой стороны, когда я прихожу в госорганы, то вижу неэффективность государственного аппарата по решению вопросов того же здравоохранения. Меня как налогоплательщика интересует, как используются деньги, выделяемые на антитабачную пропаганду? Мы услышали, вывешивается большое количество биллбордов, но, будучи сам в этой отрасли, я знаю примерные медиабюджеты. Бюджет «серебряной» кампании – с охватом 800 тысяч человек в Алматы за два месяца – равен сумме примерно в 500 тыс долларов. С учетом телерекламы, радиорекламы и биллбордов. Ребята, если вы за 5 лет такой объем денег перерабатываете, а срабатывает всего лишь 0,5%, то, выходит, что мы все-таки бросаем деньги просто на ветер. 500 тысяч за два месяца – в год, с учетом информационных пауз, это 2-2,5 миллиона долларов, это я беру бюджет среднего банка. Это сумма, которая спускается никуда и не дает эффекта. Так, может, пустить деньги на что-то другое?

Жамиля БАТТАКОВА, директор Национального центра проблем формирования здорового образа жизни, национальный координатор Министерства здравоохранения РК по борьбе против табака:

По финансированию вы озвучили неправильные факты. Есть более 18-ти профилактических программ и, естественно, на табак приходится гораздо меньше от общего объема финансирования, который вы озвучили. А дальше уже идет распространение недостоверных, необъективных и неправильных данных. Поэтому в данном случае вы должны знать правильные цифры.

Нуркен ХАЛЫКБЕРГЕН:

А какие цифры?

Жамиля БАТТАКОВА:

Это вопрос к Министерству.

Мурат МАШКЕНОВ, генеральный секретарь Конфедерации труда Казахстана:

От Конфедерации я представляю интересы наемных работников. Для всех общая картина ясна, и я придерживаюсь общей позиции, которую разделяю, как и все, в плане ценности здоровья и нецелесообразности курения.

Первое, о чем я бы хотел сказать – это о законотворчестве и государственном регулировании. У нас очень много красивых, значимых законов, которые не исполняются. И мы до сих пор не можем оценить эффективность предложений, которые ранее закладывались в законы, принимаем новые, не реализовав предыдущие. Почему мы такие слушания не делаем до принятия закона? До того, как выносим в парламент. Это один момент. Второй – запретительные меры никогда нигде эффекта не приносили и не принесут. Запретами мы можем только разозлить стороны и создать конфликтную ситуацию. Здесь вопрос больше культуры, этики, саморазвития общества и социального сознания.

Мне понравилась вторая презентация, где Марат Каирленов, говоря о методике, сказал, что надо определить, на каком этапе и где нужно законодательно регулировать, а где государственную программу подключить, общественные объединения – для того, чтобы снизить уровень той же преступности, табакокурения и т.д. То есть с никотином не всегда надо бороться запретительными мерами.

Мы столько за эти годы суверенитета Казахстана запрещали, а что у нас эффективно работает по большому счету? Ничего. Меня затронула цифра в 144 тысячи человек, работающих в сфере общепита, обслуживания населения. Это наемные работники, а кто их будет защищать? Когда мы решаем вопрос жесткого ограничения, безусловно, привлекательность для определенных учреждений падает, экономические показатели падают, то есть бизнес рушится по существу, многие люди останутся без работы. А это сфера МСБ, где работает гораздо больше людей, там правонарушений с точки зрения Трудового кодекса огромное количество. И их защитить тоже некому.

Затрагивая один вопрос, надо подходить ко всему спектру – связующе, системно, и для того мы наверное и собрались, чтобы не просто обсуждать одну какую-то ключевую тему, а говорить о том, как государство принимает какие-то меры. Вы сначала посоветуйтесь. Надо все делать пошагово, поэтапно, к тому же не всегда закон бывает панацеей. Поэтому я сторонник позиции, чтобы мы разрабатывали соответствующие программы, подключали общественные организации, и только после этого вносили меры запретительного характера, о которых мы сейчас говорим.

Нурсадык АБИШЕВ, президент Ассоциации торговых предприятий Казахстана:

Вот честно скажу – сам не курю, но уважаю право людей на курение. Это нормальное отношение к ним, они такие же граждане Казахстана, как все мы. Можно, конечно, запретить все, что угодно, дать сроки курильщикам, но это ничего не даст. Это даст криминализацию нашего общества. Запреты порождают коррупцию, а коррупция порождает правовой нигилизм. Мы откупаемся. Если мы откупаемся за пачку сигарет, значит, мы откупимся завтра за нарушение правил движения, а это уже разрушение общества. Прежде чем принять какой-то закон, нужно подумать, как он повлияет на общество. Вот все, что я хотел сказать. То, что до меня уже сказали, не буду повторять, я всех поддерживаю. То, что общественные объединения ходят вместе с милицией и нарушают закон, это не совсем правильно. Не сказали, откуда у них финансирование.

Игорь ПАЩЕНКО, член Национальной коалиции «За Казахстан, свободный от табачного дыма!»:

От акимата.

Олжас БИБАНОВ, менеджер по корпоративным вопросам и коммуникациям по Центральной Азии и Монголии JTI Казахстан:

Сами проверки ваши по ресторанам незаконны, поскольку нет обоснования – нет правил по оборудованию «курилок».

Игорь ПАЩЕНКО:

Откуда взялись вообще эти рейды? Три года назад был подписан меморандум с ДВД города Астаны. Сейчас просто-напросто никто не ходит по ресторанам. Мы не ходим одни, мы не имеем права штрафовать как НПО. Деятельность по отслеживанию, как работает закон, осуществляет государственный исполнительный орган в лице ДВД. Насчет того, что мы не имеем права фотографировать. Если вы почитаете закон о СМИ, то увидите, что журналист имеет право снимать то, что полезно для страны, то, что, показывает жизнь страны. Участники рейдов это и снимали. У нас аккредитация была.

Алма НУРГУЖАЕВА, начальник отдела сервисной поддержки бизнеса Палаты предпринимателей г.Алматы:

Поскольку все идет к финишу, я не буду приводить никаких аргументов. Вообще жить вредно, если говорить о вредности, организм изнашивается. Я хотела бы попросить включить в рекомендации нашего круглого стола вопрос об исключении запрета на спонсорство. Введение запрета на поддержку нуждающихся кругов населения только по профилю разрешенной предпринимательской деятельности – это, мягко говоря, нарушение Конституции и нанесение существенного вреда нашей экономической и социальной жизни. В отношении запрета на рекламу алкогольной и табачной продукции мы высказывали ряд замечаний, что рекламу вот так поголовно запрещать нерационально. Можно в каждом рекламном ролике приводить обязательные высказывания о том, что это наносит вред здоровью. Но запретить у себя на национальных каналах рекламу неправильно, поскольку мы получили рекламу и пропаганду импортной продукции, и мы фактически вытесняем своего собственного товаропроизводителя с нашего рынка. Это нерационально и неэффективно. И пользы для здоровья и экономики от этого нет. Если говорить о пропаганде, то надо тогда запрещать все фильмы на телеканалах. В любом фильме идет употребление спиртных напитков и курение. Здесь без продвижения, без информации о компании идет реклама и пропаганда самих вредных для здоровья процессов. Поэтому давайте все-таки подходить разумно. Еще раз прошу рассмотреть запрет на рекламу, и исключить запрет на спонсорство.

Марат БОЖГУЛОВ, специалист по корпоративным и регулирующим вопросам (Казахстан и ЮЦА) British American Tobacco Kazakhstan:

Спасибо Олжасу за то, что он озвучил ключевые моменты, о которых я хотел сказать. Я еще раз напомню, что у нас есть большая вероятность того, что хлынет контрабанда, если мы будем действовать по логике наших антитабачников. У нас тут рядом Таджикистан и Киргизия, где с удовольствием фуры пойдут с контрафактом, контрабандой.

Также спасибо, что вы сказали про спонсорство. Потому что действительно табачные компании, в том числе и мы, занимаемся различными гуманитарными акциями, не рекламируя свою деятельность, никак это не подчеркивая. Мы на 9 мая ветеранам устраиваем свои подарки, собираем кровь для медицинских организаций. Нигде и никак мы не подчеркиваем свою принадлежность к табачной индустрии. Несмотря на иностранное название, мы казахстанцы. И для нас ветераны, пенсионеры – это такие же наши сограждане, как и для вас, которым мы хотим помочь. И неважно, что мы работаем в табачной компании, я считаю.

У меня просьба к Жамиле Баттаковой. Если вы занимаетесь здоровым образом жизни, пожалуйста, решите другой вопрос, на мой взгляд, более важный. Я буквально два месяца назад переехал из Астаны сюда в Алматы. В первые же недели я простыл. С чем я столкнулся (раньше этого просто не знал) – меня не смогли нигде обслужить. Несмотря на то, что я гражданин Казахстана, плачу налоги и т.д., в поликлинике мне отказали в предоставлении медицинских услуг на основании того, что у меня нет местной прописки, хотя я просто не успел еще ее оформить, поскольку только переехал. То есть я плачу деньги государству, а получить никакой пользы от Минздрава, со всеми его НПО, на которые выделяются средства, я не могу. Поэтому, думаю, важнее на этот вопрос внимание обратить, так как у нас половина страны работает не по прописке: южане на севере, северяне на юге, а в итоге мы платим всяким аптекам. То есть я пришел в аптеку и просто набрал лекарств наобум, то, что мне насоветовала аптекарша, причем по принципу «чем дороже, тем лучше». Вот это, думаю, гораздо более важная проблема.

Жамиля БАТТАКОВА, директор Национального центра проблем формирования здорового образа жизни, национальный координатор Министерства здравоохранения РК по борьбе против табака:

Сегодня был так поставлен вопрос, что с одной стороны – здоровье нации, с другой – экономика. Я бы хотела отметить, что задача системы здравоохранения – не влиять на рынок поставок, на количество продаж табачных изделий. Наша задача – защитить общественное здоровье, общественное здравоохранение от коммерческих, корпоративных интересов табачной индустрии. Поэтому сегодня мы очень активно обсуждали эту проблему.

Логика выступления здесь не имеет никаких результатов, поскольку у нас публичная стратегия, наша стратегия ясна. В «Стратегии 2050» глава государства поставил задачу, сказав, что здоровье нации – в здоровом образе жизни. Один из компонентов здорового образа жизни это отказ от вредных привычек, а именно профилактика табакокурения. Поэтому в резолюции сегодняшнего заседания мы опять же отмечаем три позиции, которые мы вносим в качестве предложения: запрет некурительных табачных изделий, запрет кальянов и запрет стимулирования и спонсорства табачных изделий.

Марат КАИРЛЕНОВ, директор Консалтинговой компании «Ulagat Business Group»:

Все мы сходимся в том, что здоровый образ жизни – это необходимо. Но вопрос заключается, наверное, в том, что сейчас Минздрав регулярно направляет ресурсы – наши, налогоплательщиков, деньги – мягко говоря, не в ту степь. Есть цель – здоровый образ жизни, но деньги почему-то направляются куда угодно, только не на достижение этой конкретной четкой цели.

Второй вопрос, какова цена ошибки? Мы говорим, что удвоится безработица в стране, народ получит стресс – это прибавит здоровья? Я не сказал бы, что стрессы добавляют здоровья. А речь идет о достаточно широкой группе населения – о тех, кого уволят, представителях остального бизнеса. Это ведь тоже здоровье населения. Я бы обратил внимание, что цена ошибки достаточно большая. Мы все хотим здоровый образ жизни, мы все хотим здоровья нации. Но, обращаясь к регулятору, хотелось бы более продуманного, взвешенного подхода к законопроектам, мерам. Не зря на Западе сто раз взвешивают и думают.

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Давайте подведем итоги обсуждения. Хочется выразить отдельную благодарность Минздраву за то, что он как госорган принял участие в общественном слушании. Я думаю, хороший знак, что Минздрав идет навстречу. Выступили также представители индустрии, представители антитабачного сообщества, экономисты. Прозвучали разные точки зрения, спорили и по акцизам, и по вопросам системного характера.

Если смотреть в сухом остатке, то все согласны, что здоровье нации – это наивысший приоритет. Никто это не оспаривает. Но пути достижения могут быть разные, и с точки зрения регуляторной, бизнес-аналитики, к сожалению, государство идет путем запрещения, и не только в отношении этого вопроса, но и в других направлениях. Почему-то сложилась такая парадигма, когда новый законопроект или отдельный госорган воспринимаются как решение проблемы. К сожалению, это не так. Давайте представим, что есть общество за здоровый зеленый лес. Оно выступает с инициативой: давайте запретим мебель, потому что леса сокращаются. Запретим использование мебели в ресторанах, дома, а еще книги запретим, потому что они делаются из бумаги. Это же абсурд. Потому что воспроизводство леса – это агротехнологии, индустрия – с лесопитомниками, селекцией. Здесь тоже нельзя просто так взять и сохранить «лес», запретив «мебель».

Но вместо того, чтобы выстраивать качественную систему, в том числе непосредственно связанную с детским спортом, творчеством, идеологией здоровья, мы идем путем запрещения. Что не дает эффекта. Анализ показал, что запреты 2009 года не исполняются. Мы сверх этого создаем запреты, но где гарантии, что они будут исполняться? Ясно, что есть узкокорпоративный интерес Минздрава, но Минздрав все-таки находится в составе правительства, и эти законопроекты должны комплексно приниматься – с учетом экономической и социальной составляющих. Потому что миром правят не идеалы, а интересы, в том числе экономические, наполнение бюджета, занятость населения и т.д.

В данном случае большой вопрос выстраивания качественной системы к министерству образования и науки и к министерству здравоохранения. Даже не касаясь вопросов здравоохранения, того как лечат, как функционируют больницы. Мы видем, какие высокие цены на детский спорт, он недоступен – 18 тысяч тенге в месяц стоит посещение бассейна, самый дешевый вид спорта это каратэ – 10-12 тысяч. В сложных видах спорта, которые касаются зимней Олимпиады, там, где технологии, например, в конькобежном спорте – затраты еще выше. При этом средняя заработная плата по разным методикам расчета – от 60 000 до 105 000 тенге в месяц. Инфраструктуры нет, она недоступна. Со взрослым спортом то же самое, он очень дорогой. Надо идти через формирование идеологии. Я смотрел министерские документы, и там очень много предложений, что надо проводить круглые столы, вести пропаганду здорового образа жизни, заниматься профилактикой, но как это делать без инфраструктуры? Когда по телевизору меня накрутили: иди, занимайся – хорошо, но где? Основная масса населения не может этого себе позволить. И это в Алматы, по регионам отдельный вопрос.

Суммируя, можно сказать, что обсуждаемый законопроект в существующем виде в принципе не связан с задачами по улучшению здоровья, но связан с запретами, с побочными эффектами, с издержками для развития бизнеса, для занятости населения, правового сознания. В данном случае ОРВ показывает, что законопроект нужно дорабатывать с точки зрения наполнения качественными предложениями и решениями.

FacebookVKGoogle+