Формирование этнической, религиозной и гражданской идентичности казахстанской молодежи

В условиях глобализации ни одна традиционалистская этническая идея не может быть конкурентоспособной, поскольку работает не на полноценную интеграцию в мировое сообщество и создание притягательного образа страны, а создает угрозу замыкания и самоизоляции, что пагубно в условиях роста взаимозависимости современного мира. Задачи укрепления государственности и участия молодых казахстанцев в модернизации страны требуют мощной внутренней мобилизации молодежи. Основополагающим же принципом государственной молодежной политики должен стать гражданский национализм. В Алматы озвучены результаты социологического исследования «Этнорелигиозные идентификации казахстанской молодежи», проведенного Ассоциацией социологов и политологов (АСиП). Обсуждали итоги опроса эксперты разных сфер по приглашению аналитической группы «Кипр» и Фонда Сорос-Казахстан.

Массовый молодежный опрос и интервьюирование неформальных лидеров молодежи. Охвачено 29 населенных пунктов (15 малых городов и 14 сельских поселений) в 14 областях Казахстана. Опрошено 1404 человека 15-29 лет и 15 представителей общественного актива молодежи.

Экспертное обсуждение «Формирование этнической, религиозной и гражданской идентичности казахстанской молодежи в контексте задач модернизации страны»

Вопросы идентичности, тесно связанные с вопросами нациестроительства и формирования национальных государств, были одними из самых дискутируемых в ХХ веке и остаются таковыми в XXI веке. «Старые» и «новые» страны, нации и этносы, эксперты и политики искали и продолжают искать ответы на эти вопросы. Актуальны они и для Казахстана.

В последнее десятилетие в стране наблюдается рост распространения этнорелигиозных идентификаций в среде казахстанской молодежи. Казахстанское общество столкнулось с проблемой, когда эти тенденции могут обернуться угрозой утраты национальной и культурной идентичности. Особое значение здесь в перспективе обретает решение проблем в сфере воспитания, предотвращение маргинализации и радикализации подрастающего поколения.

Этнорелигиозная идентификация молодых казахстанцев влияет на выбор личных поведенческих и ценностных установок. Что это значит для общества и государства, выясняли авторы представленного на экспертном обсуждении исследования.

По словам Бахытжамал БЕКТУРГАНОВОЙ, д.ф.н., председателя правления АСиП, руководителя исследования, региональная молодежь 15-19 лет и 20-29 лет – это новые поколения казахстанцев, в большей или меньшей степени ровесников независимости страны. Своего нынешнего возраста они достигли в условиях самостоятельного политического существования Казахстана. Соответственно, их менталитет и самоидентификация формируются или уже сформировались в русле неоднозначных тенденций гражданского нациестроительства, возрождения казахской нации и национальной религии казахов.

Анализ результатов исследования свидетельствует, что сегодня в Казахстане есть социальная база для формирования гражданской нации казахстанцев. Поверх разделяющих региональную молодежь этнорелигиозных «перегородок» все же существует общее понимание необходимости сохранения межэтнического/межконфессионального мира и согласия в стране.

Межэтнические и межрелигиозные отношения в среде региональной молодежи не просты и имеют свои сложности и проблемы. Однако тот факт, что этнорелигиозное самосознание ее большинства не обременено ни чувством собственной исключительности, ни враждебностью по отношению к другим, служит залогом укоренения их гражданской идентичности – «быть казахстанцами».

Тем временем на фоне общего позитива в материале исследования поддаются фиксации признаки усиления этноказахского национализма. Отдельные из них напрямую корреспондируют с проявлениями радикал-национализма.

Основу самоопределения региональной молодежи составляет этническая идентификация – отождествление себя со своими «корнями», кровнородственная взаимосвязь. С одной стороны, это закономерное явление, вполне в духе нашей новейшей истории. С другой – зафиксированный тренд говорит о том, что возрождение этноказахской идентичности идет быстрее, чем формирование национальной идентичности на общегражданской основе.

В целом, для этнорелигиозных идентификаций региональной молодежи характерно отсутствие жесткой связи между религиозностью и верой. За высокими цифрами религиозности (уровень религиозности региональной молодежи – 71%) не стоит осознанное обращение молодежи к религии. Религиозность молодежи носит поверхностный характер и практически ничего не значит, кроме конформизма по отношению к традиционной религии своей этнической группы. Системообразующим механизмом регулирования молодежных отношений она не стала. Религиозная идентификация предполагает более рационально-методичное поведение, чем то, которое фиксируется у «верующей» молодежи – в ее поведении преобладает внешняя, обрядово-культовая сторона.

Тенденцию распространения этнорелигиозных идентификаций «подпитывает» существенная традиционализация молодежных отношений. Об этом говорят иерархизация неформальных отношений молодежи по принципу старшинства и ее активная вовлеченность в другие жестко иерархизированные структуры и объединения традиционалистского типа (земляческие, родоплеменные сообщества, религиозные общины и т.п.). Ключевая причина этих процессов – в т.ч. кризисном состоянии среды развития: обследованные малые города и села по визуальным наблюдениям можно отнести к периферийной зоне политико-экономического пространства республики. Первые – плохо вписываются в современные социально-урбанистические стандарты. В последних до сих пор не удается восстановить разрушенную технологическую базу местных экономик. Развитие ситуации в режиме системно углубляющегося кризиса провоцирует новый цикл примитивизации местных экономик, что ведет к деградации среды развития и к существенной традиционализации общественных отношений.

«В основе государственной молодежной политики должна быть заложена предложенная президентом и понятная для молодежи концепция национальной идеи РК «Мәңгілік ел: Одна страна – одна судьба, – считает руководитель исследования. – Сама концепция должна представлять собой совокупность взаимосвязанных идей и механизмов в области управления процессами строительства гражданской нации».

Концептуализация молодежной политики обусловлена необходимостью решения двух задач: укрепления государственности и участия молодежи в модернизации страны. Указанные задачи требуют мощной внутренней мобилизации молодежи. Гражданский национализм должен стать основополагающим принципом государственной молодежной политики. В качестве основных жизненных целей и ценностей она должна предложить молодежи следующие установки: модернизация; городские стандарты качества жизни; индустриализация; конкурентоспособность; интеллект и образованность; профессионализм; институт семьи; здоровье нации; толерантность и языковое многообразие. Условия модернизации, мировое разделение труда и конкуренция определяют установку в молодежной политике на образование и интеллектуальное развитие.

Мадина НУРГАЛИЕВА, к.п.н., руководитель Представительства КИСИ в Алматы, рассуждая о сегодняшних трендах, вывела портреты неформальных лидеров молодежи. По словам эксперта, одна из характеристик таких лидеров – критически высокий уровень религиозности. Риски безопасности, связанные с усилением этнорелигиозных идентификаций, заключаются в росте числа радикально настроенных верующих из молодежной среды. Это, в свою очередь, может угрожать изменением конституционного строя (постепенным отходом от светского государства к религиозному), сокращением гражданских установок при одновременном усилении религиозных, распространением повседневных религиозных практик.

Наиболее проблемная локация, констатирует Мадина Нургалиева, – запад республики (подобного мнения придерживаются все опрошенные эксперты): Атырауская, Актюбинская, Мангистауская, Западно-Казахстанская области. Здесь особенно распространен религиозный рекрутинг. Факторы, которые, по мнению эксперта, способствуют росту этнорелигиозных идентификаций молодежи, следующие: безработица, маргинализация сельских трудовых мигрантов в городах, низкий уровень образования, подверженность религиозной пропаганде, избыточность деструктивной информации в интернете и соцсетях, бесконтрольность пользования интернетом подростками и др.

Среди рекомендаций в сфере политики государства по вопросам религии в исследовании приводятся: усиление работы государства в религиозной сфере посредством совместной деятельности с общественными объединениями, НПО, через интернет и социальные сети; повышение качества работы департаментов и отделов по делам религии, ДУМК, муфтиятов, имамов; привлечение экспертов, теологов к работе общественных и неправительственных организаций, которые занимаются духовно-религиозным просвещением; повышение религиозной грамотности молодежи через образование.

По мнению политолога, члена Общественного совета города Алматы Марата ШИБУТОВА, в реальности качественное социологическое исследование гораздо более верно описывает действительность, чем мнение одного человека. Тем временем «надо привыкать уже к реалистичным, а не советским стандартам общественного мнения, то есть если 60-75% группы что-то поддерживает – это и есть большинство, а то что 20% с этим не согласны – это не повод для того, чтобы бить тревогу, а повод для изучения и политического диалога». По словам Марата Шибутова, государственная идеологическая политика последних лет реально работает и прививает молодежи конституционные ценности и ценности, озвучиваемые президентом. В отличие от нее, государственная молодежная политика работает крайне слабо – как по причине своей содержательной слабости, так и по причине слабого территориального охвата (редко уходит дальше областного центра).

В целом, считает эксперт, молодежь в реальности этнически и религиозно толерантная, не настроена на радикализм в значимых масштабах. Проблемные группы не превышают 10-15%. «Такая картина достаточно благоразумной и терпимой друг к другу молодежи не вписывается в алармистские представления о ситуации в стране, но надо заметить, что эти представления нужны лишь для получения бюджетов как от государства, так и от других спонсоров. Но всегда надо помнить, что в Казахстане из-за постоянно продолжающейся инфантилизации молодежь не является политически активным и самостоятельным классом, и ее нельзя расценивать как наиболее проблемную группу – она наоборот относится к самым тихим и пассивным группам населения. То есть то, что с молодежью все более-менее хорошо, не значит, что это распространяется на население в целом».

Депутат Мажилиса Парламента РК Ирина СМИРНОВА также уверена в необходимости проведения подобных социологических исследований. «Оно безусловно интересное, полезное и важное, особенно в контексте принятия решений в сфере молодежной политики и религии, в сфере формирования гражданской идентичности, которая тесно связана с развитием страны. Здесь важен научный, экспертный подход, обоснованная база для понимания дальнейших действий со стороны государства. Один из таких вопросов, требующих внимания Парламента, нового Министерства по делам религий и гражданского общества, акиматов и др. госорганов, отвечающих за реализацию политики в религиозной, молодежной сферах – наравне с положительным влиянием патриотизма – фиксирование тревожных тенденций, направленных на традиционализацию, маргинализацию молодежи, формирование и работа не гражданских институтов, а неформальных и архаично традиционалистских. В контексте задач по модернизации страны такого рода тенденции могут быть препятствием. Надо формировать гражданскую идентичность, связанную с развитием, в ином случае нынешние тренды несут риски отката назад».

Социолог, докторант ЕНУ им. Л.Гумилева Серик БЕЙСЕМБАЕВ комментирует: «При рассмотрении вопросов идентичности у нас преобладает примордиалистский подход, когда этничность и религиозность воспринимается как данность, с которой нужно научиться работать. В то время как редко осознается, что это, чаще всего, сконструированный образ, по отношению к которому люди себя определяют. Особенно это актуально для казахской идентичности, который находится в процессе реконструирования через медиа и другие инструменты. Идет мощная конкуренция этих конструктов, и главный вопрос здесь заключается в том, какой образ является наиболее жизнеспособным и будет служить прогрессу страны».

 

Презентации спикеров:

М.Нургалиева. «Портреты неформальных лидеров молодежи«

Б.Бектурганова. «Этнорелигиозные идентификации казахстанской молодежи«

###

 

Исследование АСиП «Этнорелигиозные идентификации казахстанской молодежи«

Стенограмма экспертного обсуждения

FacebookVKGoogle+